Двойственный характер труда

Двойственный характер труда — единство противоположностей труда, создающего товар и выступающего в двух формах: конкретного труда и абстрактного труда. Двойственный характер труда — специфическое общественное свойство человеческого труда, возникающее в условиях производства товаров из-за двойственного характера самого товара, как единства противоположностей: потребительной стоимости и стоимости. В свою очередь, две стороны труда производят соответствующие стороны товара (конкретный труд — потребительную стоимость, абстрактный труд — стоимость).

1. Две стороны труда

1.1. Конкретный труд

Труд любого товаропроизводителя имеет свою качественную определённость. Труд кузнеца качественно отличен от труда гончара, портного, ткача, земледельца и т. п. Различные виды труда отличаются друг от друга своей целью, применяемыми орудиями, приёмами и, наконец, результатами. В каждой потребительной стоимости воплощён качественно определённый вид труда: в обуви — труд сапожника, в костюме — труд портного и т. п. Труд, затрачиваемый в определённой форме и качественно отличающийся от всех других видов труда, называется конкретным трудом.

Труд как создатель потребительных стоимостей всегда является конкретным трудом. Он существует при любом способе производства. «…Труд как созидатель потребительных стоимостей, как полезный труд, есть не зависимое от всяких общественных форм условие существования людей, вечная естественная необходимость: без него не был бы возможен обмен веществ между человеком и природой, т. е. не была бы возможна сама человеческая жизнь» [1].

Каждый производитель в силу общественного разделения труда производит далеко не все продукты, необходимые для удовлетворения его потребностей, а специализуется на изготовлении лишь части из них. Это значит, что во всяком обществе, при любой форме его организации, каждый конкретный индивидуальный труд всегда должен проявлять себя как частица общественного труда и носить общественный характер. Однако в различных обществах индивидуальный труд проявляется как частица общественного по-разному.

В родовой общине, например, в условиях общинной собственности на средства производства и коллективного труда каждый трудоспособный непосредственно работал как на себя, так и на других членов общины. В этих условиях индивидуальный труд каждого в рамках общины выступает как непосредственно общественный.

В товарном хозяйстве, в обществе обособленных товаропроизводителей — собственников средств производства и произведённого продукта, конкретный труд имеет специфические черты. Как труд обособленного самостоятельного товаропроизводителя, хозяйствующего на основе частной собственности, он выступает непосредственно как частный труд. Но вместе с тем отдельные товаропроизводители помимо своей воли связаны друг с другом сложной системой общественного разделения труда. Каждый производит товары не для себя, а для других. В силу специализации один товаропроизводитель нуждается в продуктах труда других и без обмена с ними не может осуществлять процесс производства и добывать средства к существованию. Следовательно, в силу общественного разделения труда труд отдельного товаропроизводителя не может быть только частным делом.

1.2. Абстрактный труд

Конкретный труд товаропроизводителя непосредственно выступает как частный труд. Общественный же характер этого труда может проявляться лишь особым, окольным путём. И в этом объективном процессе выражения общественного характера труда товаропроизводителя — в процессе образования стоимости продукта его труда — происходит отвлечение (абстрагирование) от качественных особенностей конкретного труда отдельных товаропроизводителей.

Связь между товаропроизводителями, а следовательно, проявление индивидуального труда каждого в качестве частицы общественного осуществляется на рынке, через приравнивание друг к другу и обмен произведённых товаров, через стоимость. Но равенство товаров как стоимостей предполагает, что и труд, образующий стоимость различных товаров, должен быть качественно однородным. Приведение различных конкретных видов труда к одинаковому и соизмеримому человеческому труду предполагает, в свою очередь, необходимость абстрагироваться от их качественных особенностей, свести отдельные виды человеческого труда к простым затратам рабочей силы (физической, нервной и другой энергии), к затратам труда в физиологическом смысле. Этот обезличенный, однородный и соизмеримый труд, заключённый в товаре, марксистская политэкономия называет абстрактным трудом. Абстрактный труд создаёт стоимость товара и, следовательно, представляет собой не биологическое, а социальное понятие, особую форму проявления общественного труда.

«Всякий труд есть, с одной стороны, расходование человеческой рабочей силы в физиологическом смысле, — и в этом своём качестве одинакового, или абстрактно человеческого, труд образует стоимость товаров. Всякий труд есть, с другой стороны, расходование человеческой рабочей силы в особой целесообразной форме, и в этом своём качестве конкретного полезного труда он создаёт потребительные стоимости» [2].

На всех исторических этапах общественного развития труд выступает, с одной стороны, как полезная, целесообразная форма труда, с другой — как затрата физических и умственных сил человека, как «труд вообще». Физиологическая общность различных видов человеческого труда существовала и будет существовать всегда. Но экономической категорией, именуемой «абстрактный труд», она становится лишь там, где люди своим трудом создают не только потребительные стоимости, но и стоимость, т. е. лишь там, где продукты труда могут переходить из сферы производства в сферу потребления только через обмен, через приравнивание разнородных продуктов труда как товаров, обладающих стоимостью.

Если нет товарного производства, нет и стоимости, а где отсутствует стоимость, там нет и абстрактного труда. Во всяком нетоварном хозяйстве общественная природа труда непосредственно проявляется в конкретном труде (см. Непосредственно общественный труд). Физиологические затраты человеческого труда не учитываются обществом отдельно от его конкретных видов.

В условиях же товарного производства физиологически однородные затраты труда, овеществлённые в различных потребительных стоимостях и проявляющиеся через обмен, составляют ту форму, в которой обнаруживается общественный характер труда. Приведение конкретных видов труда к абстрактному — объективный процесс, проявляющийся в каждом из бесчисленных актов обмена, т. к. именно в обмене все виды труда приравниваются друг к другу.

Таким образом, абстрактный труд — это специфическая экономическая категория, присущая лишь товарному производству, и она отражает определённые производственные отношения.

1.3. Противоречие между частным и общественным трудом

При простом и капиталистическом товарном производстве двойственный характер труда выражает антагонистическое противоречие между частным и общественным трудом. Конкретный труд каждого производителя (в том числе и производственного коллектива, занятого на капиталистическом предприятии и представляющего собой совокупного производителя) непосредственно выступает как частный труд, но поскольку продукт труда данного производителя изготовляется не для собственного потребления, а для продажи, т. е. для потребления другими, он должен удовлетворять общественные потребности. Через стоимость, т. е. через абстрактный труд, частный труд приобретает общественный характер.

Частная форма труда служит выражением того факта, что общественная природа труда, создающего товар, в самом производстве скрыта, что труд имеет скрыто общественный характер. Это означает, что общественная связь и значимость труда определяются не в самом производстве, а выявляются после процесса производства, в процессе продажи товара на рынке. Движение вещей как бы выражает отношения людей и в то же время скрывает их. Отношения людей овеществлены, и движение товаров, вещей определяет поведение и судьбу самих товаропроизводителей (см. Товарный фетишизм). Поскольку в товарном производстве труд имеет двойственный характер, он становится признанным в качестве общественного лишь после реализации товара, когда он признан рынком и с помощью денег определена его общественная величина.

Анархия производства, царящая в обществе товаропроизводителей, работающих на неизвестный рынок, может привести и зачастую приводит к тому, что труд отдельных производителей оказывается ненужным обществу, произведённые ими товары не находят покупателей. Это означает, что общество, в лице покупателей, не признаёт общественного характера данного конкретного труда.

Итак, производители, с одной стороны, связаны между собой системой общественного разделения труда и, с другой стороны, одновременно обособлены друг от друга частной собственностью, следовательно, отсутствует непосредственная общественная увязка их частных работ.

Это — противоречие между частным и общественным трудом, вытекающее из двойственного характера труда, которое является основным противоречием простого товарного производства.

В капиталистических условиях это противоречие получает своё дальнейшее развитие, превращаясь в основное противоречие капитализма — противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения.

2. Связь двойственного характера труда с другими экономическими явлениями

Научное открытие двойственного характера труда принадлежит К. Марксу и составляет методологический фундамент марксистской экономической теории. Тайну капиталистической эксплуатации, процесс создания прибавочной стоимости нельзя было бы открыть без выявления двойственного характера труда, функциональной роли обеих его сторон.

Труд лежит в основе всей хозяйственной деятельности людей, все экономические явления и процессы, находящие своё теоретическое отражение в категориях политической экономии, суть лишь различные проявления человеческого труда. Поэтому, если труд в условиях товарного производства приобретает двойственный характер, то и все экономические явления также приобретают двойственную природу.

Такая двойственность некоторых, наиболее важных, явлений показана ниже.

2.1. Двойственность товара

Сочетание в товаре двух свойств — стоимости и потребительной стоимости — есть сочетание двух противоположных свойств. Как потребительные стоимости все товары качественно разнородны и количественно несоизмеримы; напротив, как стоимости они качественно однородны и количественно соизмеримы. Вместе с тем эти противоположные свойства предполагают друг друга: чтобы вещь могла функционировать в качестве товара, она должна обладать и стоимостью, и потребительной стоимостью. Товар, следовательно, представляет собой единство противоположностей.

Противоречие между потребительной стоимостью и стоимостью товара является причиной двойственного, противоречивого характера труда товаропроизводителя. Расщепление продукта, ставшего товаром, на полезную вещь и на меновую стоимость приводит и к расщеплению труда на конкретный и абстрактный труд. Труд приобретает двойственный характер потому, что путём обмена продуктов устанавливается общественная связь между частными работами и продукты этих частных работ должны быть приведены и приводятся на практике к единой мере — абстрактному труду.

Поскольку труд затрачивается в определённой полезной форме, он придаёт продукту труда способность удовлетворять какую-либо потребность человека, т. е. потребительную стоимость. Таким образом, конкретный труд выступает как один из источников потребительной стоимости товара (другим источником является вещество и силы природы).

Источником же стоимости товара выступает абстрактный труд. Овеществлённый в товаре абстрактный труд делает товары соизмеримыми и лежит в основе тех пропорций, в которых они обмениваются на другие товары (т. е. меновой стоимости — внешнего проявления стоимости).

Таким образом, причиной двойственности труда является двойственность товара; но, с другой стороны, два свойства товара являются результатом двух сторон труда.

2.2. Двойственность стоимости

Хотя источником стоимости товара является только абстрактный труд товаропроизводителя, затраченный на создание этого товара, однако конкретный труд товаропроизводителя принимает определённое участие в образовании (но не в создании) стоимости товара в том смысле, что именно конкретный труд, т. е. труд, совершающийся в определённой конкретной форме, переносит старую стоимость со средств производства на новый товар по мере их износа и использования в процессе производства этого товара [3].

Стоимость средств производства, используемых для производства товара, сохраняется в новом товаре, переносится на него благодаря полезному характеру затрачиваемого труда в то же самое время, когда абстрактный труд этого же товаропроизводителя присоединяет новую стоимость к данному товару.

Двойственность процесса формирования стоимости товара является прямым следствием двойственного характера труда товаропроизводителя. Это выявляет действительную роль средств производства в процессе формирования стоимости товара и показывает, что средства производства, отождествляемые буржуазными экономистами с капиталом, не создают новой стоимости, что раскрывает несостоятельность вульгарно-апологетической концепции «производительности капитала».

Поскольку процесс формирования стоимости носит двойственный характер, то и его результат — структура стоимости товара — по необходимости двойственен: стоимость товара содержит наряду с перенесённой, старой стоимостью ещё и новую стоимость, созданную в данном процессе производства.

Из двойственности структуры стоимости товара следует и двойственность структуры капитала, его разделение на постоянный и переменный капитал:

«Итак, та часть капитала, которая превращается в средства производства, т. е. в сырой материал, вспомогательные материалы и средства труда, в процессе производства не изменяет величины своей стоимости. Поэтому я называю её постоянной частью капитала, или, короче, постоянным капиталом.
Напротив, та часть капитала, которая превращена в рабочую силу, в процессе производства изменяет свою стоимость. Она воспроизводит свой собственный эквивалент и сверх того избыток, прибавочную стоимость, которая, в свою очередь, может изменяться, быть больше или меньше. Из постоянной величины эта часть капитала непрерывно превращается в переменную. Поэтому я называю её переменной частью капитала, или, короче, переменным капиталом» [4].

2.3. Разделение товарного мира на товар и деньги

Ранние этапы развития товарных отношений характеризовались непосредственным обменом товара на товар без опосредования этого обмена деньгами. Неразвитое внутреннее противоречие товара между потребительной стоимостью и стоимостью ещё не нуждалось в самостоятельной форме выражения. Однако по мере развития товарных отношений, а вместе с тем и общественного характера труда товаропроизводителей такая необходимость становится всё более настоятельной. Мир товаров распадается на две группы — собственно товары и деньги. Внутреннее противоречие двойственной природы товара — между потребительной стоимостью и стоимостью — находит своё внешнее проявление в разделении товарного мира на товары как воплощение потребительной стоимости, продукт конкретного труда, и деньги как воплощение стоимости, материализацию абстрактного труда.

«Исторический процесс расширения и углубления обмена развивает дремлющую в товарной природе противоположность между потребительной стоимостью и стоимостью. Потребность дать для оборота внешнее выражение этой противоположности ведёт к возникновению самостоятельной формы товарной стоимости и не унимается до тех пор, пока задача эта не решена окончательно путём раздвоения товара на товар и деньги» [5].

Стоимость товара должна обособиться от его потребительной стоимости, так как натуральное различие товаров как потребительных стоимостей по мере развития товарных отношений приходит во всё большее противоречие с их экономической эквивалентностью.

Форма преодоления этого противоречия вызвала раздвоение товара на товар и деньги, «расщепление продукта труда на полезную вещь и стоимостную вещь…» [6]. Отношение потребительной стоимости к стоимости, заключённое в товаре, выступает теперь как отношение товаров к деньгам. «Процесс обмена порождает раздвоение товара на товар и деньги, внешнюю противоположность, в которой товары выражают имманентную им противоположность между потребительной стоимостью и стоимостью» [7].

2.4. Двойственность производительности труда

Производительность труда в самом общем виде выражается в количестве потребительных стоимостей, производимых в единицу времени, или в затратах рабочего времени в расчёте на единицу производимой продукции.

С одной стороны, производительность труда выступает как производительность конкретного труда. Эта сторона производительности труда выражена К. Марксом в категории «производительная сила труда». Этот термин характеризует производственную эффективность полезной формы труда, её производительность при неизменных затратах физических, нервных и умственных сил человека. Повысить производительную силу труда можно, увеличив объём производимых потребительных стоимостей в единицу времени за счёт применения более совершенной техники и технологии, повышения квалификации работников, более эффективных средств труда, лучшей организации производства и других методов, предполагающих прогрессивные изменения в целесообразной, полезной форме труда, т. е. в повышении эффективности конкретного труда товаропроизводителя. Если процесс рассматривать в чистом виде, то при данном пути повышения производительности труда изменения происходят только в конкретном труде, интенсивность же труда (затраты абстрактного труда в единицу времени) остаётся неизменной.

Другой стороной производительности труда выступает производительность абстрактного труда, получившая у Маркса выражение в категории «интенсивность труда» — количество затрат абстрактного труда в единицу времени. При увеличении интенсивности труда изменения будут происходить только в абстрактном труде, а полезная форма труда будет оставаться неизменной.

2.5. Двойственность методов производства прибавочной стоимости

Двойственная природа труда товаропроизводителей объясняет в конечном счёте и двойственность методов производства прибавочной стоимости. Из двойственного характера труда, производящего товар, и двойственной природы капиталистического производства вытекает двойственность методов увеличения выработки товаров в зависимости от того, из какой стороны труда и капиталистического производства исходит импульс такого увеличения: в результате ли увеличения затрат абстрактного труда (на стороне процесса увеличения стоимости) или в результате роста эффективности конкретного труда (на стороне процесса труда, производства потребительной стоимости). Разумеется, в реальных условиях эти методы производства прибавочной стоимости взаимно переплетаются и обусловливают друг друга, что не исключает, а предполагает их разграничение в области теории.

Увеличение продолжительности рабочего дня в условиях капитализма является выражением производства абсолютной прибавочной стоимости. Но что такое удлинение рабочего дня, как не увеличение затрат абстрактного труда в результате увеличения времени функционирования рабочей силы? Ведь простое удлинение рабочего дня не вызывает качественных изменений в характере полезной формы труда, в конкретном труде товаропроизводителя. Единственное, что непосредственно меняется от увеличения рабочего дня, это количество затраченного абстрактного труда в течение рабочего дня. Другим методом производства абсолютной прибавочной стоимости является увеличение интенсивности труда, что также является увеличением затрат абстрактного труда.

С другой стороны, рост производительности труда в результате повышения эффективности конкретного труда, т. е. в результате роста производительной силы труда, выступает в условиях капитализма фактором производства относительной прибавочной стоимости. Повышение эффективности конкретного труда, являющегося источником потребительной стоимости товара, выражается в увеличении массы производимых потребительных стоимостей. В то же время повышение эффективности конкретного труда, общественной производительной силы труда не затрагивает непосредственно абстрактный труд, поэтому общая масса производимой стоимости остаётся без изменения, что в свою очередь приводит к уменьшению стоимости единицы товара, следовательно, и стоимости рабочей силы, а потому и связано с производством относительной, а не абсолютной прибавочной стоимости.

Литература
[1]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 51.
[2]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 55.
[3]  см. К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 210–211.
[4]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 220.
[5]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 97.
[6]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 83.
[7]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 114.

Разделы: Политэкономия