История развития пролетариата

1. Возникновение и формирование рабочего класса (до 1871)

Предпосылки образования пролетариата начали складываться в недрах феодального общества — с появлением на Европейском континенте в 14–15 вв. первых ростков капиталистического способа производства. Однако до 16 в. наёмные рабочие составляли ничтожную часть населения. Развитие системы наёмного труда связано с развернувшимся сначала в Англии (с конца 15 — начала 16 вв.), а потом и в других странах процессом первоначального накопления капитала. Основой этого процесса, принявшего в Англии классические формы, было принудительное обезземеливание крестьянства («огораживание») и образование рынка свободной рабочей силы для развивавшейся капиталистической мануфактуры. Из среды обезземеленного крестьянства и ремесленников формировался мануфактурный пролетариат 16–18 вв.; однако мануфактурные рабочие ещё не были в большинстве своём пролетариями в точном смысле слова, т. к. они владели некоторыми орудиями производства и находились в более или менее патриархальных отношениях с работодателями. Капиталистическая дисциплина труда насаждалась с помощью мер внеэкономического принуждения — «кровавого законодательства против экспроприированных», работных домов, законодательного удлинения рабочего дня, установления максимума заработной платы. Для мануфактурного пролетариата 16–18 вв. характерны крайняя неоднородность, пестрота форм зависимости, профессиональная обособленность и взаимная вражда. «На этой ступени рабочие образуют рассеянную по всей стране и раздробленную конкуренцией массу» [1].

С появлением капиталистических отношений началась и борьба рабочих против капиталистической эксплуатации, которая в мануфактурный период принимала преимущественно скрытые формы и обнаруживалась в единичных выступлениях — стихийных бунтах, отдельных стачках. В Англии уже с 14 в., во Франции с 16 в. систематически издавались суровые законы, запрещавшие союзы подмастерьев и стачки. Смутные, неосознанные стремления зарождавшегося пролетариата, который ещё не выделился окончательно из общей массы неимущих, частично отражались в теориях и взглядах раннего коммунизма — от самых примитивных утопических идей «общности имущества» 16–17 вв. до «рабочего коммунизма» конца 18 — начала 19 вв. (Г. Бабёф и др.) и критически-утопического социализма и коммунизма 1-й половины 19 в. (К. А. Сен-Симон, Р. Оуэн, Ш. Фурье и др.). В буржуазных революциях 17–18 вв. наёмные рабочие были наиболее активным элементом среди городских плебейских масс, опорой самых радикальных течений; но они не выступали как самостоятельная политическая сила. Участвуя в революционной борьбе, они отстаивали главным образом не специфически пролетарские интересы, а, по существу, интересы самой буржуазии.

Возникновение фабрично-заводского пролетариата связано с промышленным переворотом, т. е. переходом от мануфактурного к машинному производству. Начавшись в Великобритании в 60-х гг. 18 в., он постепенно распространялся на др. страны. Исторически первым отрядом фабрично-заводского пролетариата были рабочие текстильных фабрик — прядильщики, затем ткачи и др. Фабричные рабочие олицетворяли будущее пролетариата, но составляли сначала меньшинство; мануфактурные рабочие ещё долго преобладали. Необходимость сопротивления хозяевам и преодоления взаимной конкуренции вызывала появление коалиций наёмных рабочих — прототипов позднейших профсоюзов. В Великобритании они стали возникать ещё в последней трети 18 в., во Франции — в период Великой французской революции, но в обеих странах вскоре же были запрещены. Тем не менее экономическая борьба рабочих усиливалась. Всё более частыми становились стачки. В целом, однако, сопротивление пролетариата эксплуатации выражалось в тот период преимущественно в стихийных и насильственных актах — голодных бунтах, поджогах, разрушении машин (движение луддитов и др.).

С появлением машинного производства усилилось стремление капитала к удлинению рабочего дня (до 15–17 часов в сутки и более), широкому использованию женского и детского труда (до 50–60% занятых в английской хлопчатобумажной промышленности в 1-й половине 19 в.), что вело к росту армии безработных. Увеличение рабочего времени сопровождалось падением заработной платы ниже физического минимума. Полное бесправие, изнурительный труд, голод, жизнь в трущобах, болезни, ранняя смерть — таков был удел фабричных рабочих. Открытое возмущение против этих невыносимых условий породило первые крупные самостоятельные движения рабочего класса: чартизм в Великобритании (30–50-е гг. 19 в.), Лионские восстания 1831 и 1834 во Франции, восстание силезских ткачей в Германии (1844). Они ознаменовали начало политического отделения пролетариата от буржуазии, развития массового пролетарского революционного движения. Главной его силой в тот период оставались ремесленные и мануфактурные рабочие. По мере того как машины стирали различия между отдельными видами труда, вытесняя квалифицированный труд мануфактурного рабочего простым машинным трудом, интересы и условия жизни пролетариата уравнивались. Это способствовало формированию классового самосознания. Передовые английские рабочие в период чартизма уже сознавали, по словам Ф. Энгельса, что «…они составляют самостоятельный класс с собственными интересами и принципами, с собственным мировоззрением…» [2]. В Великобритании возникла (1840) первая в истории организованная в национальном масштабе пролетарская партия — Национальная чартистская ассоциация (около 50 тыс. членов в 1842). Во Франции и Германии одно за другим возникали тайные рабочие общества. В 1847 — начале 1848 К. Маркс и Ф. Энгельс, разработавшие к тому времени основные положения теории научного коммунизма, написали по предложению Союза коммунистов и опубликовали в качестве программы последнего «Манифест Коммунистической партии», в котором раскрыли всемирно-историческую роль пролетариата, условия и цели его борьбы. Основание Союза коммунистов положило начало соединению научного коммунизма с рабочим движением, превращению пролетариата из класса «в себе» в класс «для себя».

В буржуазно-демократических революциях 1848–49 рабочий класс выступал вначале как левое крыло буржуазной демократии; кульминацией борьбы пролетариата в эти годы было Июньское восстание 1848 парижских рабочих — «…первая великая битва за господство между пролетариатом и буржуазией» [3]. Восстание, как и ряд рабочих выступлений в других странах, было жестоко подавлено.

В середине 19 в. в Великобритании насчитывалось 4,1 млн. промышленных рабочих (1851), во Франции 2,5 млн. (1848), в Германии 0,9 млн. (1850), в США 1,4 млн. (1850). Наступивший после революций 1848–49 период бурного роста крупной промышленности в передовых странах Западной Европы окончательно выдвинул фабрично-заводской рабочий класс на авансцену классовой борьбы. Положение пролетариата в этот период Маркс рассматривал как наиболее яркую иллюстрацию сформулированного им всеобщего закона капиталистического накопления, согласно которому в условиях капитализма «…накопление богатства на одном полюсе есть в то же время накопление нищеты, муки труда, рабства, невежества, огрубения и моральной деградации на противоположном полюсе, т. е. на стороне класса, который производит свой собственный продукт как капитал» [4]. Однако борьба рабочего класса создавала известную преграду для роста нищеты. Распространение машинного производства на новые отрасли (машиностроение и пр.) порождало потребность в более сложном труде и содействовало расширению чрезвычайно тонкого сначала слоя квалифицированных фабричных рабочих. В нём находило главную опору развитие профсоюзов, которые постепенно в той или иной мере добивались легализации (в 1824–1825 в Великобритании, в 1842 в США, в 1864 во Франции, в 1866 в Бельгии, в 1869 в Германии, в 1870 в Австрии). Вслед за Великобританией, где рабочие текстильной промышленности после долгой и упорной тридцатилетней борьбы добились 10-часового рабочего дня (в 1847 — формально для женщин, фактически для всех рабочих этой отрасли), фабричное законодательство вводилось и в др. странах. Развитие фабричного законодательства при всей ограниченности его в этот период означало, по оценке Маркса, победу политической экономии труда над политической экономией капитала [5], оно способствовало, как отмечал Маркс, улучшению физического, морального и интеллектуального состояния рабочего класса.

Новый подъём рабочего движения в 60-е гг. ознаменовался учреждением Международного товарищества рабочих — 1-го Интернационала (1864) и образованием ряда национальных рабочих объединений: в Великобритании — Британского конгресса тред-юнионов (1868), в Германии — Всеобщего германского рабочего союза (1863), а позднее — Социал-демократической рабочей партии Германии (эйзенахцы) (1869). Во Франции в условиях политического кризиса, вызванного франко-прусской войной, возникла Парижская Коммуна 1871 — первое в истории рабочее правительство, просуществовавшее 72 дня. Героическая борьба парижского пролетариата в дни Коммуны — одна из важнейших вех в истории международного рабочего движения.

2. Рост организованности и политической зрелости пролетариата (1871–1917)

Парижская Коммуна показала на практике значение борьбы за политическую власть, выявила сущность диктатуры пролетариата. Поражение коммунаров вновь обнаружило незрелость социально-экономических условий для победы пролетарской революции и сравнительную неразвитость самого рабочего класса. Во Франции, а также в тех странах Западной Европы, где пролетариат только начал складываться (Италия, Испания, Швейцария), ещё сохраняли значительное влияние различные течения мелкобуржуазного социализма (прудонисты, бланкисты, бакунисты и пр.). Вместе с тем опыт Парижской Коммуны дал сильный толчок развитию классового самосознания пролетариата и его организации. Началось создание массовых социалистических рабочих партий, возникших в большинстве западно-европейских стран уже после роспуска (1876) 1-го Интернационала. Учение Маркса распространялось вширь, завоёвывая всё новых сторонников среди передовых рабочих. Основанный в 1889 2-й Интернационал в целом встал на позиции марксизма. Развернулась борьба за 8-часовой рабочий день; в США она приобрела особенно острые формы и привела к кровавым событиям в Чикаго (1886), в память которых 2-й Интернационал объявил 1 мая днём пролетарской солидарности и борьбы во всём мире за 8-часовой рабочий день. Усилилось и принесло новые успехи движение рабочих за всеобщее избирательное право и другие демократические права и свободы. Укрепились позиции профсоюзов: в главных континентальных странах Западной Европы и в США образовались национальные профессиональные центры. В Великобритании число организованных рабочих возросло со 100 тыс. в начале 40-х гг. 19 в. до 1 млн. в 1-й половине 70-х гг. и до 1,6 млн. в 1892 (см. Новые тред-юнионы); в 1900 оно превысило 2 млн., в 1911 — 3 млн., в 1913 — 4 млн. В Германии ещё в 1878 было всего 50 тыс. организованных рабочих, в 1890 — около 300 тыс., в 1902 их число превысило 1 млн., в 1906 — 2 млн., в 1909 — 3 млн. Во Франции синдикаты в 1890 насчитывали 140 тыс. членов, в 1901 — около 600 тыс., в 1911 — свыше 1 млн. членов. В США профсоюзы стали массовыми ещё в 40-х гг. 19 в., в 1885 они насчитывали 500 тыс. членов, в 1913 — 2,6 млн. С ростом организованности росло и сопротивление рабочих капиталистической эксплуатации; в последней трети 19 в. средний уровень реальной заработной платы повысился; при этом в ряде стран обнаружилась тенденция к усилению разрыва между лучше и хуже оплачиваемыми категориями.

Перерастание домонополистического капитализма в монополистический сопровождалось, с одной стороны, усилением капиталистической эксплуатации, с другой — подъёмом стачечной борьбы, распространением социалистических тенденций в «низах» рабочего класса — отчасти в левоанархистской и анархо-синдикалистской формах. Вместе с тем обнаруживались симптомы «обуржуазивания» верхнего, лучше оплачиваемого слоя рабочих, прежде всего в Великобритании, правящий класс которой уже с середины 19 в. пользовался плодами колониальной и промышленной монополии. Вслед за Великобританией эта рабочая аристократия складывалась в др. странах Европы и в США, где она также стала одним из социальных источников тред-юнионизма и реформизма. К этому времени относится и создание католических рабочих организаций. В европейском и американском рабочем движении обострилась борьба реформистского и революционного направлений, она всё более приобретала международный характер. На рубеже 19 и 20 вв. численность промышленного пролетариата достигла в США 10,4 млн. чел. (1900), в Великобритании 8,5 млн. (1901), в Германии 8,5 млн. (1907), во Франции 3,4 млн. (1906), в Италии — 2,9 млн. (1901), в Австро-Венгрии 2,3 млн. чел. (1900). Общая численность пролетариата в названных странах значительно превышала эти цифры. В связи с дальнейшим расширением географических границ капиталистического развития и индустриализации началось или ускорилось формирование пролетариата во многих других странах, в том числе в России, где промышленный пролетариат сложился в основном к 80–90-м годам 19 в. Распространение марксизма в России ускорило формирование здесь самостоятельное рабочего движения. На 2-м съезде РСДРП (1903) впервые в истории международного рабочего движения была создана марксистская партия нового типа — партия большевиков. В ходе буржуазно-демократической революции 1905–07 русский пролетариат выступил в качестве класса-гегемона, возникла новая форма политической организации рабочих — Советы. Революция 1905–07 оказала огромное влияние на международный рабочий класс. Задача теоретической разработки новых проблем, вставших перед пролетарскими революционерами на стадии империализма, была выполнена В. И. Лениным.

Процесс формирования пролетариата на периферии капиталистического мира (Юго-Восточная Европа, Латинская Америка, Азия, Африка) развёртывался в обстановке усиливавшегося проникновения иностранного капитала. Ввиду общей отсталости социально-экономических условий развитие промышленного пролетариата ограничивалось здесь в то время отдельными очагами капиталистической цивилизации, а сам он нёс на себе сильный отпечаток этих отсталых условий. Распространение капитализма вширь сопровождалось усилением объективных различий в положении пролетариата угнетающих и угнетённых наций.

Накануне 1-й мировой войны 1914–18 во многих районах мира нарастало революционное рабочее движение. К 1913 общее число организованных рабочих достигло 15 млн. Война явилась тяжёлым ударом для европейского пролетариата. 2-й Интернационал, в котором возобладала социал-шовинистическая линия, потерпел крах. Вскоре, однако, в обстановке начавшегося общего кризиса капитализма в ряде воюющих стран, в том числе в России, стала складываться революционная ситуация. В феврале 1917 в России было свергнуто самодержавие. 25 октября (7 ноября) 1917 вооруженное восстание рабочих и солдат Петрограда смело буржуазное правительство. Великая Октябрьская Социалистическая революция — первая в истории победоносная пролетарская революция — привела к установлению диктатуры пролетариата в форме Советской власти.

3. Рабочий класс в период от Великой Октябрьской социалистической революции в России до второй мировой войны 1939–45

В результате Октябрьской революции 1917 на мировой арене возникла качественно новая революционная сила — правящий рабочий класс, осуществляющий власть в союзе с трудящимся крестьянством. Под влиянием Октябрьской революции поднялась мощная волна революционных выступлений пролетариата: пролетарская революция в Финляндии (январь 1918), Ноябрьская революция 1918 в Германии, установление власти Советов в Баварии, Венгрии, Словакии, захват предприятий рабочими в Италии и др. Левые группы в социал-демократическом движении начали организационно порывать с реформизмом, создавать коммунистические партии. В Москве был основан 3-й, Коммунистический, Интернационал (1919), ставший центром притяжения для революционных сил рабочего класса во всём мире. Численность организованных рабочих в странах капитала возросла до 40 млн. (1920). Но пролетарский авангард на Западе потерпел поражение; «…оказалось, что в Западной Европе более глубокий раскол среди пролетариата, больше предательства среди бывших социалистических вождей» [6].

На плечи советского рабочего класса легла исключительно трудная задача — упрочить власть Советов в обстановке капиталистического окружения и создать материальную базу нового общества, построить социализм. Эта задача была с честью выполнена героическими усилиями и самоотверженным трудом рабочего класса и всего советского народа. Тем самым советский рабочий класс внёс неоценимый вклад в развитие мирового революционного процесса.

В развитых капиталистических странах пролетариат добился после 1-й мировой войны ряда важных завоеваний: установления 8-часового рабочего дня (ранее в большинстве капиталистических стран сохранялся 10–12-часовой рабочий день), признания практики коллективных договоров и введения более прогрессивного социального законодательства, расширения избирательных прав и др. Вместе с тем в послевоенные годы отмечалась сильная интенсификация труда на основе внедрения конвейерной системы и других методов «рационализации» производства (тейлоризм, фордизм). По сравнению с довоенным периодом значительно повысился уровень безработицы: в 1924–28 он колебался в Великобритании от 10 до 12% к числу занятых рабочих, в Германии от 9 до 18%, во Франции от 2 до 6%. За годы 1-й мировой войны уровень реальной заработной платы резко упал; только к 1929 трудящимся удалось вновь поднять заработную плату до довоенного уровня (Великобритания, Германия), а в ряде стран превысить его (незначительно во Франции, на 30% в США, на 50% в Японии). В годы частичной стабилизации наблюдался спад революционной активности рабочих. Однако и эти годы были отмечены отдельными острыми классовыми столкновениями (Всеобщая стачка 1926 в Великобритании, революционные выступления 1927 в Австрии и др.).

Численность промышленного пролетариата продолжала расти, хотя и очень неравномерно (более быстро в Японии, медленнее в Германии, Великобритании, Франции, ещё медленнее в США). Одновременно происходило изменение отраслевой структуры пролетариата в сторону уменьшения доли рабочих лёгкой промышленности и значительного увеличения доли рабочих, занятых в производстве средств производства. Вследствие распространения поточно-конвейерных методов основным типом фабричного рабочего всё больше становился полуквалифицированный рабочий-оператор (в США с начала 20-х гг., в других странах позднее). Значительно уменьшился по сравнению с довоенным периодом разрыв в оплате квалифицированного и неквалифицированного труда; последствия мировой войны, а также изменения в производстве постепенно подрывали привилегированное положение рабочей аристократии.

Кризис 1929–33 обрушил на рабочий класс капиталистических стран жесточайшие бедствия. В 1932 число безработных достигло в США 13,2 млн., в Германии 5,5 млн., в Великобритании 3 млн. За период 1933–39 среднегодовой уровень безработицы составлял в США 20,8%, в Великобритании 14%. Снова упала реальная заработная плата. В обстановке резкого обострения классовых столкновений усилилась угроза фашизма, использованного финансовым капиталом в качестве ударной силы против революционного рабочего класса (в Италии фашисты пришли к власти ещё в 1922). Немецкий рабочий класс, несмотря на беззаветно смелую борьбу его революционных сил, не смог воспрепятствовать захвату власти нацистами (1933) вследствие глубочайшего раскола его рядов. В Австрии рабочие, среди них коммунисты и социал-демократы, поднялись на вооруженную борьбу против фашизма (Вена, 1934), но были разбиты. Во Франции восстановление рабочего единства (1934) и образование по инициативе Коммунистической партии Народного фронта (1935) позволило рабочему классу добиться крупных успехов в борьбе за демократию и важных социальных завоеваний. В Испании пролетариат стал основной силой Национально-революционной войны против фашизма (1936–39). Повсеместно рабочий класс вёл борьбу против надвигавшейся новой мировой войны.

В колониальных, полуколониальных и зависимых странах под влиянием Октябрьской революции в России поднялась мощная волна национально-освободительного движения, в которое всё больше втягивался и пролетариат. Но процесс его формирования протекал здесь сравнительно медленно. В Китае рабочий класс начал складываться в основном в период 1-й мировой войны, подтолкнувшей развитие национальной промышленности; в начале 20-х гг. здесь насчитывалось около 2,5 млн. промышленных рабочих (приблизительно 1% самодеятельного населения). В развернувшемся антиимпериалистическом движении китайский рабочий класс выступал первоначально в качестве левого крыла буржуазной демократии. В рабочее движение стали проникать социалистические взгляды, наряду с марксизмом получали распространение также утопический социализм (народнического типа), анархизм и анархо-синдикализм. Первые рабочие союзы были созданы в Китае буржуазными и анархистскими элементами. Позднее организацию профсоюзов возглавила компартия (основана в 1921). Число организованных рабочих увеличилось с 270 тыс. в 1920 до 500 тыс. в 1925 (когда была создана Всекитайская федерация профсоюзов). В период Революции 1925–27 китайский пролетариат проявил себя как самостоятельная сила, однако его выступления (восстания в Шанхае и Гуанчжоу в 1927) были подавлены. Условия борьбы городского рабочего класса в Китае были крайне неблагоприятны: немногочисленные промышленные центры оставались островками в крестьянском море. В конце 20-х гг. компартия, опиравшаяся до того главным образом на промышленных рабочих, перенесла свою деятельность в деревню, где развёртывалась антифеодальная крестьянская война.

В Индии формирование пролетариата началось ещё во 2-й половине 19 в., но вследствие колониального характера экономики и господства британского империализма также шло медленно. Накануне 1-й мировой войны в Индии насчитывалась 951 тыс. фабрично-заводских рабочих, спустя четверть века (1939) — 1751 тыс. Общее число промышленных рабочих (включая ремесленных) в период между двумя мировыми войнами практически не изменилось: в 1921 — 15,7 млн., в 1941 — 16 млн.; их доля в составе населения несколько сократилась. В 1925 была основана Коммунистическая партия Индии, в 1938 Всеиндийский конгресс профсоюзов в результате слияния с ним Национальной федерации профсоюзов (основана в 1920) объединил свыше 80% всех организованных трудящихся.

Вырос и организационно окреп рабочий класс в ряде стран Латинской Америки — Аргентине, Мексике, Чили, на Кубе. Началось или ускорилось формирование пролетариата и во многих других странах Латинской Америки (Бразилия, Венесуэла, Боливия). Был создан единый континентальный профессиональный центр — Конфедерация трудящихся Латинской Америки (1938).

4. Рабочий класс в период и после 2-й мировой войны 1939–45

В ходе 2-й мировой войны рабочий класс проявил себя повсеместно не только как интернациональная, но и как подлинно национальная, патриотическая сила. Советский рабочий класс с честью выдержал тяжёлые испытания Великой Отечественной войны, внеся вместе со всем народом решающий вклад в дело сокрушения фашизма. В оккупированных странах рабочий класс стал главной силой движения Сопротивления. После войны его общественно-политический вес значительно возрос. Коммунистические партии в условиях антифашистской борьбы значительно расширили и укрепили связи с рабочим классом, подтвердив свою авангардную роль в рабочем движении. К концу войны и вскоре после неё в ряде стран Европы и Азии при руководящем участии рабочего класса развернулись и победили народно-демократические и социалистические революции (в Болгарии, Югославии, Албании, Румынии, Чехословакии, Польше, Венгрии, Китае, Восточной Германии, Северной Корее, Северном Вьетнаме).

В девяти странах Западной Европы (Италия, Франция, Бельгия, Дания, Норвегия, Исландия, Австрия, Финляндия, Люксембург) возникли коалиционные правительства из представителей рабочих партий (коммунисты, социалисты, социал-демократы) и других антифашистских сил. При участии рабочего класса в этих странах был осуществлен ряд прогрессивных социально-экономических и политических реформ. В обстановке охватившего пролетарские массы стремления к единству родилась Всемирная федерация профсоюзов (1945), в которую вошли профсоюзы 56 стран с общим числом 67 млн. членов. Позднее часть завоёванных рабочим классом позиций была утрачена в связи с начатой западными державами «холодной войной» и антикоммунизмом правых лидеров социал-демократии, при содействии которых коммунисты в ряде стран были выведены из правительств. Из ВФП вышло большинство профобъединений Запада (1949), создавших Международную конфедерацию свободных профсоюзов.

С образованием мировой системы социализма расширились и укрепились позиции правящего рабочего класса, ещё больше возросла его роль как созидательной силы. Развёртывание социалистического строительства сопровождалось быстрым ростом численности рабочих и служащих. В Советском Союзе она увеличилась с 40,4 млн. в 1950 до 90,2 млн. в 1970, в Болгарии соответственно с 800 тыс. до 2,7 млн., в Венгрии с 1,8 млн. до 3,6 млн., в ГДР с 5,3 млн. до 6,9 млн., в МНР с 63 тыс. до 201 тыс., в Польше с 5,1 млн. до 10,1 млн., в Румынии с 2,1 млн. до 5,1 млн., в Чехословакии с 3,5 млн. до 6,2 млн., в Югославии в 1970 достигла 3,9 млн. Процесс консолидации власти рабочего класса не был лёгким: объективными и субъективными трудностями в ходе социалистического строительства пытались воспользоваться силы контрреволюции. Успешное их преодоление, решительная борьба против оппортунистических и националистических взглядов способствовали дальнейшему упрочению позиций социализма. Вьетнамский рабочий класс внёс огромный вклад в героическую борьбу своей страны за свободу и независимость, победоносно завершившуюся в 1975. Через тяжёлые испытания прошёл рабочий класс КНДР, особенно в годы Отечественной освободительной войны (1950–53).

Крупным успехом мирового революционного движения явилась победа Кубинской революции, которая выдвинула рабочий класс Кубы в качестве ведущей силы социалистических преобразований в этой стране.

В ходе социалистического строительства в большинстве социалистических стран значительно повысилось благосостояние рабочего класса, всех трудящихся, особенно по линии общественных фондов потребления. Рабочим гарантировано право на труд, на бесплатное медицинское обслуживание и образование. Они имеют широкие возможности для повышения профессиональной квалификации. Материальные условия существования рабочего класса определяются плановым развитием хозяйства, стабильностью цен, планомерным повышением заработной платы, расширением и совершенствованием системы социального обеспечения. Культурно-технический и образовательный уровень рабочих постоянно растёт. Произошли глубокие изменения в их психологии, сложились новые, присущие лишь социализму формы социальной активности рабочего класса, отражающие его ведущее положение в системе социалистических общественных отношений. Это проявляется прежде всего в повышении роли марксистско-ленинских партий как политического авангарда рабочего класса, всех трудящихся. Профсоюзы, объединяющие подавляющее большинство рабочих и служащих, участвуют в управлении производством, в организации социалистического соревнования. Рост политической сознательности и культурного уровня рабочих, развитие социалистической демократии способствуют дальнейшему усилению влияния рабочего класса, его массовых организаций во всех сферах жизни. Осуществляя свою ведущую роль в социалистическом обществе, рабочий класс опирается на союз с трудовым крестьянством, на единство народа, всё больше сближаясь в процессе строительства нового общества с другими слоями трудящихся, в том числе с интеллигенцией, которая пополняется из среды рабочих и крестьян.

Сложным был путь развития рабочего класса в Китае, где переход к социалистическим преобразованиям происходил в условиях крайней отсталости и громадного преобладания в стране крестьянства. Численность рабочих в КНР за предшествовавшие её образованию тридцать лет колебалась от 2,5 до 3,4 млн.; к 1958 она возросла за счёт вчерашних крестьян до 25,6 млн. (в 1972 оценивалась приблизительно в 21–27 млн. при общей численности населения в 1971, по оценке ООН, свыше 750 млн. чел.). Социальная структура населения КНР отразилась на составе Коммунистической партии Китая (КПК); в 1956 она насчитывала 10,7 млн. членов, причём рабочие составляли лишь 14%, а крестьяне — 69%. В этой обстановке, ещё более осложнившейся в результате провала попыток волюнтаристски ускорить процесс индустриализации, в руководстве КПК взяла верх линия на реакционно-утопический и военно-казарменный «социализм», на борьбу против международного коммунистического движения и социалистического содружества с позиций великодержавного шовинизма и антисоветизма. Маоистам, однако, не удалось подорвать или ослабить сплочённость рабочего класса братских социалистических стран, марксистско-ленинских партий.

В странах развитого капитализма послевоенное экономическое развитие сопровождалось ростом численности рабочего класса, существенными сдвигами в его структуре, материальном положении и условиях классовой борьбы. Однако эти изменения происходили очень неравномерно как по странам, так и во времени. Численность промышленного рабочего класса в США возросла с 22,5 млн. в 1950 до 31,3 млн. в 1971, в Великобритании с 11,5 млн. в 1951 до 12,5 млн. в 1966, во Франции с 6,6 млн. в 1954 до 8,5 млн. в 1971, в ФРГ с 8,2 млн. в 1950 до 13,7 млн. в 1971, в Италии с 4,6 млн. в 1954 до 8 млн. в 1970, в Японии с 8,8 млн. в 1950 до 19,7 млн. в 1970. В его составе произошёл существенный сдвиг в пользу новых отраслей (электротехника, радиоэлектроника, химия и др.). В этих отраслях наиболее ярко проявилась тенденция к расширению границ рабочего класса за счёт новых профессий, порождаемых современным производством. Обусловленные научно-техническим прогрессом изменения в функциях рабочих и организации труда вызвали относительное (а иногда и абсолютное) уменьшение числа рабочих преимущественно физического труда и увеличение численности работников преимущественно умственного труда (техники, контролёры, лаборанты, операторы электронно-вычислительных и информационных машин и др.), повышение доли высококвалифицированных рабочих (наладчики, ремонтники, операторы полуавтоматических и автоматических производственных агрегатов и др.) и значительное снижение доли неквалифицированных рабочих. Поднялся средний уровень образовательной подготовки рабочих (в США до 10–12 лет обучения; в других развитых капиталистических странах этот уровень колеблется от 5 до 10 лет). Всё больше наёмных рабочих вовлекается в сферу услуг. Быстро растет численность конторских и торговых работников; в этих группах, как и в сфере услуг, особенно велика доля женщин. С 1950 по 1972 общее количество рабочих и служащих в странах развитого капитализма увеличилось со 160 млн. до 230 млн., в том числе в промышленных отраслях с 85 млн. до 117 млн., в сфере услуг с 61 млн. до 106 млн. (в сельском хозяйстве оно сократилось с 14 млн. до 7 млн.).

Вопреки буржуазным и ревизионистским теориям, принижающим и даже отрицающим роль рабочего класса как движущей силы общественного и социально-экономического развития в современных условиях (теории «депролетаризации», «нового среднего класса», «интеграции» и др.), реальные факты свидетельствуют о противоположном: научно-технический прогресс способствует росту рабочего класса, повышению его роли как главной производительной и социально-политической силы.

После 2-й мировой войны борьба рабочего класса развитых капиталистических стран за свои жизненные интересы достигла небывалого размаха: с 1946 по 1966 произошло 309,8 тыс. забастовок. Возросла эффективность забастовочной борьбы; один из факторов, способствующих этому, — достижения стран социализма. Реальная заработная плата промышленных рабочих с 1950 по 1971 повысилась в США на 45,5%, в Великобритании на 66,7%, во Франции на 145%, в Италии на 133,5%, в ФРГ и Японии, где заработная плата к концу войны упала до крайне низкого уровня, соответственно в 3 и 3,2 раза. Рост покупательной способности трудящихся в результате успешной экономической борьбы способствовал повышению темпов экономического роста и уровня занятости. Однако социально-экономические завоевания рабочего класса, в том числе ряд реформ в области социального обеспечения и медицинского обслуживания, не компенсировали чрезмерной интенсивности труда, нервного напряжения, производственного травматизма. Уделом значительной части трудящихся (10–20%) осталась жизнь в нищете или на грани нищеты.

С конца 60-х гг. начался новый подъём рабочего движения в развитых капиталистических странах (наиболее крупные выступления — «красный май» 1968 во Франции, «жаркая осень» 1969 в Италии, забастовки начала 70-х гг. в Великобритании, «весенние наступления» в Японии и др.). Среднегодовое число участников забастовок, в том числе политических, и др. массовых действий в конце 60-х — начале 70-х гг. превышало 40 млн. Буржуазия ответила антирабочими законами, новыми попытками ограничить самостоятельность профсоюзов, право стачки и т. д. Серьёзно отразился на рабочем классе начавшийся в 1974 мировой экономический кризис — острейший за послевоенный период. Вновь резко увеличилась безработица; весной 1975 в США число только зарегистрированных безработных превысило 8 млн. (поднявшись с обычных 3–5% рабочей силы до 9%), в Западной Европе — 4 млн. (4–5% рабочей силы), в Японии — 1,3 млн. Кризис возник в условиях безудержной инфляции и повышения цен; рост реальной заработной платы в большинстве капиталистических стран застопорился, в некоторых странах она снизилась (в США за 1974 — на 5%). Стремление крупного капитала переложить издержки кризиса на трудящихся встретило решительное сопротивление со стороны рабочего класса. Левые силы активизировали борьбу в защиту социальных и политических прав трудящихся, за самостоятельную рабочую политику, против неофашистской угрозы. Развёртыванию этой борьбы благоприятствовал процесс международной разрядки, начало которому положили внешнеполитические инициативы Советского Союза, других социалистических стран. Рабочее и демократическое движение Западной Европы добилось в середине 70-х гг. ряда крупных успехов: были свергнуты фашистские режимы в Португалии, Греции, укрепились позиции левых сил в Италии, Франции и некоторых др. странах.

Сдвиги в составе, положении и психологии рабочего класса получают отражение в развитии его политической и профессиональной организации, в характере требований и формах борьбы. В центр боевых выступлений пролетариата всё больше выдвигаются коренные вопросы общественной жизни: изменение экономической политики, глубокие демократические преобразования. Растет политическая роль профсоюзов (65 млн. членов в начале 70-х гг.), хотя она проявляется в различных странах по-разному, причём необязательно в соответствии с уровнем организованности работающих по найму (уровень организованности составляет во Франции 20–25% , в США — 25% , в Японии — 35% , в ФРГ — 36% , в Великобритании — 43%, в Италии — около 50%, в Швеции — 75%). Среди рабочих, придерживающихся различной ориентации, — коммунистов, социалистов, социал-демократов, католиков — усиливается тяга к совместно действиям. Расширяется почва для союза работников физического и умственного труда в антимонополистической борьбе. В этих условиях призыв коммунистов к единству действий всех отрядов рабочего класса в национальном и интернациональном масштабе, к созданию широкой демократической коалиции на основе союза рабочего класса с другими слоями трудящихся находит всё больший отклик и, несмотря на препятствия и трудности, претворяется в жизнь.

В развивающихся странах промышленный рабочий класс рос после 2-й мировой войны быстрыми темпами, с 60-х гг. они замедлились. При общей численности около 30 млн., промышленные рабочие составляют 20–25% самодеятельного населения в наиболее развитых странах Латинской Америки, около 5–6% в государствах Южной Азии и Северной Африки. Численность фабрично-заводского пролетариата достигла в Латинской Америке 6 млн., в развивающихся странах Азии 8–9 млн. Это ядро рабочего класса окружено огромной массой полупролетарских и предпролетарских элементов города и деревни. Численность всей армии наёмного труда в развивающихся странах превысила 200 млн. (в начале 50-х гг. — 140 млн.); из них приблизительно половина занята в сельском хозяйстве, около 55 млн. в промышленных отраслях (включая ремесленную, кустарную промышленность) и 65–70 млн. в торговле и сфере услуг. К специфическим чертам структуры и положения рабочего класса развивающихся стран относятся: 1) наличие многочисленного слоя плантационных рабочих (около 15 млн.), которые составляют наиболее концентрированную, организованную и боевую часть сельского пролетариата. 2) Преобладание среди фабрично-заводского пролетариата рабочих лёгкой промышленности, а также сравнительно большое число горняков, нефтяников, транспортных рабочих. 3) Малочисленность кадрового, потомственного пролетариата, крупные масштабы отходничества (особенно в Африке, где насчитывается около 5 млн. мигрирующих рабочих). 4) Невысокий уровень концентрации промышленного рабочего класса, большой удельный вес ремесленно-мануфактурных рабочих (до 40–50% в обрабатывающей промышленности), занятых в мелких и мельчайших мастерских или работой на дому (хотя отдельные отрасли и предприятия, чаще всего контролируемые иностранными монополиями, отличаются высокой степенью концентрации рабочей силы). 5) Преобладание неквалифицированной или малоквалифицированной рабочей силы, что связано, в частности, с низким образовательным уровнем населения. 6) Чрезмерно большая доля наёмной рабочей силы в сфере торговли и услуг (одно из проявлений скрытого перенаселения в городах). 7) Огромное число безработных (около 35–40 млн.) — следствие аграрного перенаселения и ограниченных темпов индустриализации. 8) Крайне низкий уровень заработной платы, но вместе с тем сохранение сильного разрыва между низшими и высшими ставками ввиду нехватки квалифицированной рабочей силы. 9) Сохранение полуфеодальных и специфически местных форм зависимости (посредничество, долговая кабала, контрактация рабочей силы и т. п.), которые уживаются рядом с новейшими методами капиталистической эксплуатации. 10) Наличие глубоких национально-этнических и религиозных различий, что затрудняет процесс сплочения рабочего класса, формирования его классового сознания.

Условия борьбы рабочего класса «в третьем мире» также имеют существенные особенности. Его роль как антиимпериалистической силы постоянно растёт. Это принесло пролетариату и важные социальные завоевания: законодательное ограничение рабочего времени, регламентацию условий труда и т. д. Но трудовое законодательство не охватывает ряда существенных аспектов трудовых отношений и к тому же часто нарушается. Материальное положение основной массы рабочего класса в большинстве развивающихся стран мало изменилось.

Организованность рабочего класса в «третьем мире» (около 40 млн. членов профсоюзов в начале 70-х гг.) и размах его выступлений (15–20 млн. участников забастовок в год) в целом растут. Однако рабочее движение сталкивается здесь с огромными трудностями. Эти трудности особенно велики в странах с реакционными, проимпериалистическими режимами. Сложные задачи стоят перед рабочим классом тех развивающихся стран, которые имеют значительный капиталистический сектор, но занимают в целом антиимпериалистические позиции. Более благоприятны для рабочего класса условия в странах социалистической ориентации, хотя и здесь они неодинаковы. Велики различия и в уровне зрелости рабочего класса. В тропической Африке нет самостоятельных рабочих партий, профсоюзы носят преимущественно верхушечный характер и частично интегрированы в партийно-государственную систему. Выше уровень политической зрелости передовых отрядов рабочий класс в Азии; на его коммунистический авангард в первую очередь обрушиваются удары реакции (кровавый разгром компартии и профсоюзов в Индонезии в 1965–66). Весьма значительна роль рабочего класса Латинской Америки в руководстве национально-освободительной борьбой. Промышленные рабочие были главной опорой действовавшего в 1970–73 правительства Народного единства в Чили. Несмотря на временное поражение демократических сил в Чили, где после военно-фашистского переворота в сентябре 1973 жестокий террор обрушился прежде всего на рабочий класс, и на усиление репрессий в некоторых других странах континента, экономическая и политическая борьба латиноамериканского пролетариата приобретает всё более широкий размах.

Международный рабочий класс представляет собой огромную и постоянно растущую силу. В начале 70-х гг. общее число рабочих и служащих во всём мире превысило 700 млн.; большинство из них относится к рабочему классу. В профсоюзах состоит свыше 250 млн. человек. При всём многообразии условий и конкретных задач, стоящих перед рабочими в различных странах и группах стран, международный рабочий класс объединяется общностью коренных классовых интересов. Международный характер борьбы рабочего класса требует его максимального сплочения, действенной солидарности рабочих каждой страны с борьбой своих братьев по классу в других странах. Ярчайшие проявления пролетарского интернационализма, которыми отмечена история рабочего движения в новейшее время, — движение в защиту Советской России в годы Гражданской войны и военной интервенции, интернациональная помощь испанским антифашистам в 1936–39, движение Сопротивления в годы 2-й мировой войны, выступления в защиту революционной Кубы, международная поддержка освободительной борьбы вьетнамского народа, всемирное движение солидарности с трудящимися Чили.

Литература
[1]  К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 4, с. 432.
[2]  Ф. Энгельс. Положение рабочего класса в Англии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 2, с. 463.
[3]  Ф. Энгельс. Введение к работе К. Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.». К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 22, с. 532.
[4]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 660.
[5]  К. Маркс. Учредительный манифест Международного Товарищества Рабочих, основанного 28 сентября 1864 г. на публичном собрании, состоявшемся в Сент-Мартинс-холле, Лонг-Эйкр, в Лондоне. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 16, с. 9.
[6]  В. И. Ленин. Речь на торжественном заседании Московского Совета, посвящённом годовщине III Интернационала, 6 марта 1920 г. ПСС, изд. 5, т. 40, с. 203.

Разделы: История Научный коммунизм Неоконченное