Общественно-экономическая формация

Общественно-экономическая формация — важнейшая категория исторического материализма, обозначающая определённую ступень прогрессивного развития человеческого общества, а именно такую совокупность общественных явлений, в основе которой лежит определяющий данную формацию способ производства материальных благ и которой свойственны собственные, присущие только ей типы политической, юридической и других организаций и учреждений, свои идеологические отношения (надстройка). Смена способов производства определяет смену общественно-экономической формации.

1. Сущность общественно-экономической формации

Категория общественно-экономической формации занимает центральное место в историческом материализме. Она характеризуется, во-первых, историзмом и, во-вторых, тем, что охватывает каждое общество в его целостности. Выработка этой категории основоположниками исторического материализма дала возможность поставить на место абстрактных рассуждений об обществе вообще, характерных для предшествовавших философов и экономистов, конкретный анализ различных типов общества, развитие которых подчиняется присущим им специфическим законам.

Каждая общественно-экономическая формация представляет собой особый социальный организм, отличающийся от других не менее глубоко, чем отличаются друг от друга различные биологические виды. В послесловии ко 2-му изданию «Капитала» К. Маркс приводил высказывание русского рецензента книги, по мнению которого её истинная цена заключается в «…выяснении тех частных законов, которым подчиняются возникновение, существование, развитие, смерть данного социального организма и заменение его другим, высшим» [1].

В отличие от таких категорий, как производительные силы, государство, право и др., отражающих различные стороны жизни общества, общественно-экономическая формация охватывает все стороны общественной жизни в их органической взаимосвязи. В основе каждой общественно-экономической формации лежит определённый способ производства. Производственные отношения, взятые в их совокупности, образуют сущность данной формации. Системе данных производственных отношений, образующих экономический базис общественно-экономической формации, соответствует политико-юридическая и идеологическая надстройка и определённые формы общественного сознания. В структуру общественно-экономической формации органически входят не только экономические, но и все социальные отношения, которые существуют в данном обществе, а также определённые формы быта, семьи, образа жизни [2]. С переворотом в экономических условиях производства, с изменением экономической основы общества (начинающимся с изменения производительных сил общества, которые приходят на известной ступени своего развития в противоречие с существующими производственными отношениями) происходит переворот и во всей надстройке [3].

Исследование общественно-экономических формаций даёт возможность подметить повторяемость в общественных порядках различных стран, находящихся на одной и той же ступени общественного развития. А это позволило, по словам В. И. Ленина, перейти от описания общественных явлений к строго научному анализу их, исследующему то, что свойственно, например, всем капиталистическим странам, и выделяющему то, что отличает одну капиталистическую страну от другой. Специфические законы развития каждой общественно-экономической формации являются в то же время общими для всех стран, в которых она существует или утверждается. Нет, например, особых законов для каждой отдельной капиталистической страны (США, Великобритании, Франции и др.). Однако имеются различия в формах проявления этих законов, вытекающие из конкретно-исторических условий, национальных особенностей.

2. Развитие концепции общественно-экономической формации

Понятие «общественно-экономическая формация» введено в науку К. Марксом и Ф. Энгельсом. Идея этапов человеческой истории, различающихся формами собственности, впервые выдвинутая ими в «Немецкой идеологии» (1845–46), проходит через труды «Нищета философии» (1847), «Манифест Коммунистической партии» (1847–48), «Наёмный труд и капитал» (1849) и наиболее полно выражена в предисловии к работе «К критике политической экономии» (1858–59). Здесь Маркс показал, что каждая формация представляет собой развивающийся социально-производственный организм, а также показал, как происходит движение от одной формации к другой.

В «Капитале» учение об общественно-экономических формациях глубоко обосновано и доказано на примере анализа одной формации — капиталистической. Маркс не ограничился исследованием производственных отношений этой формации, а показал «…капиталистическую общественную формацию как живую — с её бытовыми сторонами, с фактическим социальным проявлением присущего производственным отношениям антагонизма классов, с буржуазной политической надстройкой, охраняющей господство класса капиталистов, с буржуазными идеями свободы, равенства и т. п., с буржуазными семейными отношениями» [4].

Конкретное представление о смене во всемирной истории общественно-экономических формаций развивалось и уточнялось основоположниками марксизма по мере накопления научных знаний. В 50-60-х гг. 19 в. Маркс рассматривал как «…прогрессивные эпохи экономической общественной формации» азиатский, античный, феодальный и буржуазный способы производства [5]. Когда исследования А. Гакстгаузена, Г. Л. Маурера, M. M. Ковалевского показали наличие общины во всех странах, причём в различные исторические периоды, включая феодализм, а Л. Г. Морганом было открыто бесклассовое родовое общество, Маркс и Энгельс уточнили свое конкретное представление об общественно-экономической формации (80-е гг.). В работе Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884) отсутствует термин «азиатский способ производства», вводится понятие первобытнообщинного строя, отмечается, что «…для трёх великих эпох цивилизации» (сменившей первобытнообщинный строй) характерны «…три великие формы порабощения…»: рабство — в античном мире, крепостничество — в средние века, наёмный труд — в новое время [6].

Выделив уже в своих ранних произведениях коммунизм как особую формацию, основанную на общественной собственности на средства производства, и научно обосновав необходимость смены капиталистической формации коммунизмом, Маркс в дальнейшем, особенно в «Критике Готской программы» (1875), разработал тезис о двух фазах коммунизма.

В. И. Ленин, уделявший большое внимание марксистской теории общественно-экономических формаций начиная со своих ранних работ («Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», 1894), подытожил представление о конкретной смене формаций, предшествующих коммунистической формации, в лекции «О государстве» (1919). Он в целом присоединился к концепции общественно-экономической формации, содержащейся в «Происхождении семьи, частной собственности и государства», выделив как последовательно сменяющие друг друга: общество без классов — первобытное общество; общество, основанное на рабстве, — общество рабовладельческое; общество, основанное на крепостнической эксплуатации, — феодальный строй и, наконец, общество капиталистическое.

В конце 20-х — начале 30-х гг. среди советских учёных прошли дискуссии об общественно-экономических формациях. Некоторые авторы отстаивали представление об особой формации «торгового капитализма», лежавшей будто бы между феодальным и капиталистическим строем; другие защищали теорию «азиатского способа производства» как формации, возникавшей якобы в ряде стран с разложением первобытнообщинного строя; третьи, критикуя как концепцию «торгового капитализма», так и концепцию «азиатского способа производства», сами пытались ввести новую формацию — «крепостническую», место которой, по их мнению, было между феодальным и капиталистическим строем. Указанные концепции не встретили поддержки большинства учёных. В результате обсуждения была принята схема смены общественно-экономических формаций, соответствующая той, которая содержится в работе Ленина «О государстве».

Утвердилось таким образом следующее представление о формациях, последовательно сменяющих друг друга: первобытнообщинный строй, рабовладельческий строй, феодализм, капитализм, коммунизм (его первая фаза — социализм, вторая, высшая ступень развития, — коммунистическое общество).

Предметом оживлённой дискуссии, развернувшейся с 60-х гг. среди ученых-марксистов СССР и ряда других стран, вновь стала проблема докапиталистических формаций. В ходе дискуссий некоторые из её участников защищали точку зрения о существовании особой формации азиатского способа производства, некоторые поставили под сомнение существование рабовладельческого строя как особой формации, наконец, была высказана точка зрения, фактически сливающая рабовладельческую и феодальную формации в единую докапиталистическую формацию. Но ни одна из этих гипотез не была подкреплена достаточными доказательствами и не легла в основу конкретно-исторических исследований.

3. Последовательность смены общественно-экономических формаций

На основе обобщения истории развития человечества марксизм выделил следующие основные общественно-экономические формации, образующие ступени исторического прогресса: первобытнообщинный строй, рабовладельческий, феодальный, капиталистический, коммунистический, первой фазой которого является социализм.

Первобытнообщинный строй — первая неантагонистическая общественно-экономическая формация, через которую прошли все без исключения народы. В результате её разложения осуществляется переход к классовым, антагонистическим общественно-экономическим формациям.

«Буржуазные производственные отношения, — писал Маркс, — являются последней антагонистической формой общественного процесса производства… Буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества» [7]. На смену ей закономерно приходит, как предвидели Маркс и Энгельс, коммунистическая формация, открывающая подлинно человеческую историю. Коммунистическая формация, этапом становления и развития которой является социализм, впервые в истории создаёт условия для безграничного прогресса человечества на основе ликвидации социального неравенства и ускоренного развития производительных сил.

Последовательная смена общественно-экономических формаций объясняется прежде всего антагонистическими противоречиями между новыми производительными силами и устаревшими производственными отношениями, которые на определённой ступени превращаются из форм развития в оковы производительных сил. При этом действует общая закономерность, открытая Марксом, согласно которой ни одна общественно-экономическая формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она даёт достаточно простора, а новые, более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем в лоне старого общества созреют материальные условия их существования [8].

Переход от одной общественно-экономической формации к другой совершается через социальную революцию, которая разрешает антагонистические противоречия между производительными силами и производственными отношениями, а также между базисом и надстройкой.

В отличие от смены общественно-экономических формаций, смена различных фаз (стадий) внутри одной и той же формации (например, домонополистического капитализма — империализмом) происходит без социальных революций, хотя и представляет собой качественный скачок. В рамках коммунистической формации происходит перерастание социализма в коммунизм, осуществляемое постепенно и планомерно, как сознательно направляемый закономерный процесс.

4. Многообразие исторического развития

Марксистско-ленинское учение об общественно-экономической формации даёт ключ к пониманию единства и многообразия истории человечества. Последовательная смена названных формаций образует магистральную линию прогресса человечества, которая определяет её единство. В то же время развитие отдельных стран и народов отличается значительным многообразием, которое проявляется, во-первых, в том, что не каждый народ проходит обязательно через все классовые формации, во-вторых, в существовании разновидностей или локальных особенностей, в-третьих, в наличии различных переходных форм от одной общественно-экономической формации к другой.

Переходные состояния общества обычно характеризуются наличием различных общественно-экономических укладов, которые, в отличие от утвердившейся полностью системы хозяйства, не охватывают всей экономики и быта в целом. Они могут представлять собой как остатки старой, так и зародыши новой общественно-экономической формации. История не знает «чистых» формаций. Например, нет «чистого» капитализма, в котором бы отсутствовали элементы и пережитки прошлых эпох — феодализма и даже дофеодальных отношений, — элементы и материальные предпосылки новой коммунистической формации.

К этому следует добавить специфичность развития одной и той же формации у разных народов (например, родовой строй славян и древних германцев резко отличается от родового строя саксов или скандинавов в начале средних веков, народов Древней Индии или народов Ближнего Востока, индейских племен в Америке или народностей Африки и т.д.).

Различные формы сочетания старого и нового в каждую историческую эпоху, различные связи данной страны с другими странами и различные формы и степени внешнего влияния на её развитие, наконец, особенности исторического развития, обусловленные всей совокупностью природных, этнических, социальных, бытовых, культурных и других факторов, и определяемая ими общность судьбы и традиций народа, отличающих его от других народов, свидетельствуют о том, насколько многообразны особенности и исторические судьбы разных народов, проходящих одну и ту же общественно-экономическую формацию.

Многообразие исторического развития связано не только с различием конкретных условий стран мира, но и с одновременным существованием в некоторых из них разных общественных порядков, как результатом неравномерности темпов исторического развития. На всём протяжении истории имело место взаимодействие между странами и народами, ушедшими вперёд и отставшими в своём развитии, ибо новая общественно-экономическая формация всегда утверждалась сначала в отдельных странах или группе стран. Это взаимодействие носило весьма различный характер: оно ускоряло или, наоборот, замедляло ход исторического развития отдельных народов.

У всех народов общий исходный пункт развития — первобытнообщинный строй. Все народы Земли придут в конечном счёте к коммунизму. Вместе с тем ряд народов минует те или иные классовые общественно-экономические формации (например, древние германцы и славяне, монголы и др. племена и народности — рабовладельческий строй как особую общественно-экономическую формацию; некоторые из них — также и феодализм). При этом следует различать исторические явления неодинакового порядка: во-первых, — такие случаи, когда естественный процесс развития тех или иных народов насильственно прерывался завоеванием их более развитыми государствами (как было, например, прервано вторжением европейских завоевателей развитие индейских племён в Северной Америке, народностей Латинской Америки, аборигенов в Австралии и т. д.); во-вторых, — такие процессы, когда ранее отставшие в своём развитии народы получали возможность в силу тех или иных благоприятных исторических условий догнать ушедших вперёд.

5. Периоды в общественно-экономических формациях

Каждая формация имеет свои этапы, стадии развития. Первобытное общество за тысячелетия своего существования прошло путь от человеческой орды до родоплеменного строя и сельской общины. Капиталистическое общество — от мануфактуры до машинного производства, от эпохи господства свободной конкуренции до эпохи монополистического капитализма, переросшего в государственно-монополистический капитализм. Коммунистическая формация имеет две основных фазы — социализм и коммунизм. Каждый такой этап развития связан с появлением некоторых важных особенностей и даже специфических закономерностей, которые, не отменяя общесоциологических законов общественно-экономической формации в целом, вносят нечто качественно новое в её развитие, усиливают действие одних закономерностей и ослабляют действие других, вносят известные изменения в социальную структуру общества, общественную организацию труда, быт людей, видоизменяют надстройку общества и т. д. Такие этапы в развитии общественно-экономической формации называют обычно периодами или эпохами. Научная периодизация исторических процессов должна исходить, таким образом, не только из чередования формаций, но и из эпох или периодов в рамках этих формаций.

От понятия эпохи как этапа в развитии общественно-экономической формации следует отличать понятие всемирно-исторической эпохи. Всемирно-исторический процесс в каждый данный момент представляет собой более сложную картину, чем процесс развития в отдельной стране. Всемирный процесс развития включает разные народы, находящиеся на различных этапах развития.

Общественно-экономическая формация обозначает определённую ступень в развитии общества, а всемирно-историческая эпоха — определённый отрезок истории, в течение которого, в силу неравномерности исторического процесса, могут временно существовать рядом друг с другом различные формации. При этом, однако, основной смысл и содержание каждой эпохи характеризуется тем, «…какой класс стоит в центре той или иной эпохи, определяя главное её содержание, главное направление её развития, главные особенности исторической обстановки данной эпохи и т. д.» [9]. Характер всемирно-исторической эпохи определяют те экономические отношения и социальные силы, которые определяют направление и во всё возрастающей степени характер исторического процесса в данный исторический период. В 17–18 вв. капиталистические отношения ещё не господствовали в мире, но они и порождённые ими классы, уже определяя направление всемирно-исторического развития, оказывали решающее воздействие на весь процесс мирового развития. Поэтому с этого времени датируется всемирно-историческая эпоха капитализма как этап всемирной истории.

В то же время каждая историческая эпоха характеризуется многообразием социальных явлений, содержит в себе типичные и нетипичные явления, в каждой эпохе бывают отдельные частичные движения то вперёд, то назад, различные уклонения от среднего типа и темпа движения. Бывают в истории и переходные эпохи от одной общественно-экономической формации к другой.

6. Переход от одной формации к другой

Переход от одной общественно-экономической формации к другой осуществляется революционным путём.

В тех случаях, когда общественно-экономические формации однотипны (например, рабство, феодализм, капитализм основаны на эксплуатации трудящихся владельцами средств производства), может наблюдаться процесс постепенного вызревания нового общества в недрах старого (например, капитализма в недрах феодализма), но завершение перехода от старого общества к новому выступает как революционный скачок.

При коренном изменении экономических и всех других отношений социальная революция отличается особой глубиной (см. Социалистическая революция) и кладёт начало целому переходному периоду, в течение которого осуществляется революционное преобразование общества и создаются основы социализма. Содержание и длительность этого переходного периода определяются уровнем экономического и культурного развития страны, остротой классовых конфликтов, международной обстановкой и пр.

В силу неравномерности исторического развития преобразование различных сторон жизни общества не совпадает целиком во времени. Так, в 20-м веке попытка социалистического преобразования общества произошла в странах, относительно менее развитых, вынужденных догонять ушедшие вперёд в технико-экономическом отношении наиболее развитые капиталистические страны.

Во всемирной истории переходные эпохи представляют собой такое же закономерное явление, как и сложившиеся общественно-экономические формации, и в своей совокупности охватывают значительные отрезки истории.

Каждая новая формация, отрицая предыдущую, сохраняет и развивает все её достижения в области материальной и духовной культуры. Переход от одной формации к другой, способной создать более высокие производственные мощности, более совершенную систему экономических, политических и идеологических отношений, составляет содержание исторического прогресса.

7. Значение теории общественно-экономических формаций

Методологическое значение теории общественно-экономических формаций состоит прежде всего в том, что она позволяет выделить материальные общественные отношения как определяющие из системы всех других отношений, установить повторяемость общественных явлений, выяснить законы, лежащие в основе этой повторяемости. Тем самым даётся возможность подхода к развитию общества как естественно-историческому процессу. В то же время она позволяет раскрыть структуру общества и функции составляющих его элементов, выявить систему и взаимодействие всех общественных отношений.

Во-вторых, теория общественно-экономических формаций позволяет решать вопрос о соотношении общесоциологических законов развития и специфических законов отдельной формации.

В-третьих, теория общественно-экономических формаций даёт научную основу теории классовой борьбы, позволяет выявить, какие способы производства порождают классы и какие именно, каковы условия возникновения и уничтожения классов.

В-четвёртых, общественно-экономическая формация позволяет установить не только единство общественных отношений у народов, стоящих на одной и той же ступени развития, но и выявить специфические национальные и исторические особенности развития формации у того или иного народа, отличающие историю этого народа от истории других народов.

8. Отрицание теории общественно-экономических формаций буржуазной наукой

Важнейшее значение марксистско-ленинской теории общественно-экономических формаций заключается в том, что она признаёт поступательный, прогрессивный характер общественного развития и приводит к выводу о неизбежности гибели капитализма и торжества коммунизма. Именно потому буржуазные философы и социологи выступают против этой теории.

Многие буржуазные философы и историки (например, представители фрейбургской школы неокантианства — Виндельбанд, Риккерт) противопоставляли обществоведение естествознанию, утверждали, что если естествоиспытатель исследует повторяющиеся явления, то историк имеет дело с неповторимыми, индивидуальными событиями. Это служит основанием для отрицания существования объективных исторических законов, что закрывает путь к научному объяснению исторических событий.

Характерны также попытки подменить понятие общественно-экономическую формацию другими понятиями. Так, М. Вебер предлагал ввести понятие «идеальный тип», конструируемое историком в зависимости от признаваемых им «культурных ценностей». Эта идея направлена против признания объективного характера категории общественно-экономической формации как отражения реальных ступеней в развитии общества. Тойнби выдвинул понятие «цивилизации», которых он насчитывал в истории до 21. Сорокин предлагал выделять в истории «суперсистемы», в основе которых лежит тот или иной господствующий тип мировоззрения.

Наряду с подобными идеалистическими теориями в буржуазной социологии распространены концепции, выдвигающие на первый план при определении стадий развития общества технологические факторы. К ним относятся, например, теории стадий экономического роста Ростоу, «единого индустриального» общества и «постиндустриального общества» и т. д. Коренной порок подобных концепций состоит в игнорировании производственных отношений как решающего признака типа общества.

[1]  К. Маркс. Капитал. Том первый. Послесловие ко второму изданию. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 21.
[2]  В. И. Ленин. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов? . ПСС, изд. 5, т. 1, с. 138-39.
[3]  К. Маркс. К критике политической экономии. Предисловие. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 13, с. 6-7.
[4]  В. И. Ленин. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов? . ПСС, изд. 5, т. 1, с. 139,124
[5]  К. Маркс. К критике политической экономии. Предисловие. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 13, с. 7.
[6]  Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 21, с. 175.
[7]  К. Маркс. К критике политической экономии. Предисловие. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 13, с. 7-8.
[8]  К. Маркс. К критике политической экономии. Предисловие. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 13, с. 7-8.
[9]  В. И. Ленин. Под чужим флагом. ПСС, изд. 5, т. 26, с. 142.

Разделы: Философия, Исторический материализм, История