Подчинение труда капиталу

При капитализме за юридической свободой рабочего в действительности скрывается экономическая несвобода, а отношение между капиталистом и рабочим есть отношение экономического принуждения (см. Эксплуатация при капитализме). Это принуждение усиливается и получает новые формы в ходе развития производства прибавочной стоимости. Закон прибавочной стоимости подчиняет труд капиталу.

1. Подчинение труда капиталу

Подчинение труда капиталу сказывается в следующем.

1. Рабочий отделён от средств производства, а потому лишён и средств существования. Он поставлен в положение полной экономической зависимости от капиталиста, сосредоточившего в своих руках средства производства.

2. Капитал, олицетворённый в образе капиталиста, командует над трудом в самом процессе производства. Капиталист приобретает на рынке право потреблять рабочую силу и распоряжаться ею в течение определённого времени. Он устанавливает полный контроль над трудом, навязывает рабочему режим труда, следит за тем, чтобы рабочий интенсивно работал.

3. Капиталист как хозяин средств производства и рабочей силы, принадлежащей ему в пределах оговорённого в контракте времени, полностью присваивает результаты производственного процесса — товары, созданные рабочим. Вместе с ними он присваивает прибавочный труд рабочего, воплощённый в прибавочной стоимости.

2. Формальное подчинение труда капиталу

Исторически капитал впервые подчинил себе труд в том состоянии, в каком он застал его при феодализме: ремесленный труд в городе, домашнюю промышленность, кустарные промыслы и земледельческий труд мелкого крестьянства в деревне. Материально-техническая основа труда оставалась прежней, т. е. в отношении способов, приёмов и орудий производства процесс труда, подчинённый капиталу, ничем не отличался первоначально от процесса труда мелких товаропроизводителей. Изменилась только общественная форма организации производства: вчерашний самостоятельный крестьянин и независимый ремесленник превратились в наёмных рабочих, эксплуатируемых капиталистом. Такое подчинение труда капиталу, возникшее на базе ручного труда и ремесленных орудий, К. Маркс назвал формальным. Оно было характерным для первых стадий развития капиталистического производства.

Формальное подчинение труда капиталу предполагает такую ступень развития капиталистических производственных отношений, когда капитализм не располагает ещё специфическими, свойственными только ему и неизвестными прежним формациям методами повышения эксплуатации непосредственного производителя на основе резкого роста производительности и интенсивности труда путем использования машин. При формальном подчинении труда капиталу главным средством увеличения степени эксплуатации рабочих остается простое удлинение рабочего дня, т. е. производство абсолютной прибавочной стоимости.

В мануфактурный период наёмные рабочие не были ещё окончательно прикованы к капиталистическим предприятиям. Бывшие крестьяне не потеряли ещё связи с землёй, имели своё хозяйство. Бывшие ремесленники могли покинуть предприятие капиталиста и стать самостоятельными производителями, т. к. разница в затратах труда на производство продукции на капиталистических предприятиях и в ремесленных мастерских была невелика, поэтому их продукция могла выдержать конкуренцию.

Формальное подчинение труда капиталу выражалось и в том, что вплоть до промышленного переворота капиталу не удавалось в широком масштабе втянуть в производство членов семьи рабочего — женщин и детей. Для этого надо было упростить производственные операции, создать технические возможности для вовлечения в производство работников, обладающих небольшой физической силой и не нуждающихся в специальной длительной подготовке. При господстве ручного ремесленного труда такие условия отсутствовали.

Таким образом, формальное подчинение труда означает, что капитал ещё не создал адекватной себе материально-технической базы, сохраняется прежняя техника производства, а ремесленник, работавший ранее самостоятельно, превращается в наёмного рабочего и находится под непосредственным контролем капиталиста.

Вместе с тем наличие формального подчинения труда капиталу свидетельствует о том, что капитал уже овладел процессом производства и превратился в промышленный капитал. Предшественники промышленного капитала — купеческий и ростовщический капиталы — функционировали исключительно в сфере обращения. Они эксплуатировали ремесленников и крестьян путём их ограбления в сфере рыночных и кредитных отношений и представляли собой некие переходные формы подчинения труда капиталу. При определённых условиях, в период разложения феодализма, эти капиталы, организуя мануфактуры, могли превращаться в промышленный капитал.

3. Реальное подчинение труда капиталу

Реальное подчинение труда капиталу в отличие от формального имело своей предпосылкой глубокие революционные изменения в материально-технической базе производства, и прежде всего в технике, в орудиях труда. Реальное господство капитала над трудом предполагает утверждение господства капиталистического способа производства как особой исторической формы производства. Это произошло в результате промышленного переворота, приведшего к подрыву ручного ремесленного труда, и неразрывно связано с развитием капиталистического обобществления труда.

3.1. Капиталистическое обобществление труда

Обобществление труда и производства есть процесс развития общественного характера производительных сил. Он находит своё выражение в объединении работников на крупных предприятиях (кооперации) и в развитии системы всестороннего общественного разделения труда. В результате обобществления индивидуальный процесс производства превращается в общественный процесс, в котором люди сообща, совместными усилиями воздействуют на природу и преобразуют её вещества в полезные продукты.

Капиталистическое производство с первых же своих шагов выступило как крупное производство, основанное на эксплуатации совместного труда. В систему общественного разделения труда включалась капиталистическая кооперация. Тем самым процесс обобществления труда приобрёл новое качество. Теперь на рынке в роли продавца выступил капиталист, представляющий в своём лице непосредственно обобществлённый труд многих рабочих. Процесс обобществления труда и производства, осуществляемый товарным хозяйством, перешёл в новую, более высокую фазу.

Мануфактурный период

Укрупнение производства путём концентрации рабочей силы и средств производства в мануфактуре принципиально изменило характер частной собственности, на основе которой существовало товарное производство. Если в мелком товарном хозяйстве частная собственность покоилась на личном труде ремесленников и крестьян, то в капиталистических хозяйствах, основанных на простой кооперации наёмных рабочих, и в мануфактурах частная собственность превратилась в частнокапиталистическую собственность, возрастающую за счёт эксплуатации чужого труда: возникли капиталистические производственные отношения. Они в свою очередь явились условием, содействовавшим дальнейшему обобществлению труда, росту производительных сил. В этот период активная роль капиталистических производственных отношений имела исключительное значение для становления капиталистического производства.

Однако коренных изменений в технике, в орудиях труда не было вплоть до промышленного переворота. И по этой причине капиталистическое производство в мануфактурный период оставалось всего лишь укладом в экономике феодального общества. Обобществление труда в форме кооперации ещё не являлось, таким образом, технической необходимостью, вытекающей из самой природы средств труда. Оно возникало и развивалось лишь благодаря активной функции капиталистических производственных отношений. Простая кооперация и мануфактура служили в руках капиталиста средством увеличения выпуска товаров и их удешевления, средством повышения производительности труда за счёт образующейся в кооперации и мануфактуре дополнительной общественной производительной силы. Технических условий для победы нового, капиталистического, строя в мануфактурный период ещё не было. Это был период формального подчинения труда капиталу.

Машинное производство

С появлением же и распространением машин капиталистическое производство получило такие средства труда, которые сами по себе исключали их использование в руках отдельного производителя. Машина является принципиально новым орудием. «…Кооперативный характер процесса труда, — писал К. Маркс, — становится здесь технической необходимостью, диктуемой природой самого средства труда» [1].

В этом прежде всего и состоит революционизирующее влияние машины на исторические судьбы не только капиталистического производства, но и производства вообще. Появилась кооперация машин. Внутри фабрик и заводов разделение труда между рабочими было поставлено в полную зависимость от функций самих машин. Такой зависимости разделения труда от средств труда мануфактура не знала. Именно машина явилась действительным исходным пунктом развития общественного характера производства (в полном смысле этого слова) в национальном, а потом и во всемирном масштабе.

Но концентрация массы людей на фабриках и заводах — это лишь начало и основа тех изменений, которые затем последовали. Распространение машинного производства необычайно ускорило разделение труда в обществе, специализацию общественного производства. Промышленность окончательно отделилась от земледелия. И в промышленности, и в сельском хозяйстве увеличилось число обособленных отраслей производства.

Продукт превратился из продукта индивидуального труда в продукт общественного труда. Если ремесленный мастер вправе был сказать, что он — единственный создатель продукта, выходящего из его рук, то при крупном машинном производстве этого никто не может сказать. Технологический процесс изготовления каждого конечного продукта протекает во многих отраслях производства, он складывается из многих последовательных стадий обработки, осуществляемых на разных предприятиях. Приостановка работы на одних предприятиях немедленно отражается на других. Характеризуя это новое качество обобществления труда при капитализме, В. И. Ленин писал, что многие раздробленные процессы производства сливаются в один общественный производственный процесс [2].

Капиталистические отношения распространились «вглубь» и «вширь», что привело к утверждению безраздельного господства капиталистического способа производства во всём обществе.

Крупное машинное производство уничтожило связь наёмного рабочего с землёй и с собственным хозяйством, ещё имевшуюся у мануфактурного рабочего. Возник современный фабрично-заводской пролетариат, лишённый средств производства и живущий исключительно за счёт продажи своей рабочей силы.

Победа капитализма означала также проникновение капиталистических производственных отношений во все сферы народного хозяйства, в том числе и в сельское хозяйство. Постепенно в нём начинает применяться наёмный труд сельскохозяйственных рабочих, малоземельных крестьян. Из числа зажиточных крестьян вырастает и крепнет кулак — сельский капиталист. Помещики-землевладельцы сдают свою землю в аренду капиталистам-фермерам или же сами постепенно переводят своё хозяйство на систему наёмного труда, превращаясь в капиталистов.

Процесс и результат капиталистического обобществления труда

Таким образом, капиталистическое обобществление труда представляет собой двусторонний процесс, включающий как развитие общественного характера производительных сил, так и развитие на этой основе капиталистических производственных отношений.

Обобществление труда и повышение на этой основе его производительности — такова прогрессивная миссия капитализма. Но эту историческую задачу капитализм выполняет, преследуя свою специфическую цель — извлечение прибавочной стоимости. «…С одной стороны, — отмечает К. Маркс, — капиталистический способ производства является исторической необходимостью для превращения процесса труда в общественный процесс… с другой стороны, общественная форма процесса труда есть употребляемый капиталом способ выгоднее эксплуатировать этот процесс посредством повышения его производительной силы» [3].

Результатом капиталистического обобществления труда явилось реальное подчинение труда капиталу.

3.2. Сущность реального подчинения труда капиталу

Сущность реального подчинения труда капиталу заключается прежде всего в том, что машина делает кооперативный процесс труда технической необходимостью. Система машин не может, как правило, применяться и обслуживаться отдельным изолированным работником. Чтобы получить доступ к машинам, работник должен включиться в кооперативный процесс труда на фабрике, но фабрику при капитализме может построить и пустить в ход лишь тот, кто располагает капиталом, причем капиталом достаточной величины. Следовательно, условием соединения рабочего с машиной является продажа рабочей силы капиталисту. Иного пути нет.

Кооперативная форма труда на базисе машинного производства становится основной формой общественного производства при капитализме. Она позволяет высоко поднять производительность труда по сравнению с индивидуальным трудом самостоятельного ремесленника или кустаря. В силу этого производитель-одиночка не выдерживает конкурентной борьбы с крупным капиталистическим предприятием, определяющим общественно нормальные условия производства товаров, разоряется и переходит в число пролетариев. Разоряющиеся мелкие производители постоянно и в массовом масштабе пополняют ряды рабочего класса. Обратный же процесс превращения наёмного рабочего в самостоятельного мелкого производителя по той же причине крайне затруднён.

Элементы реального подчинения труда капиталу, связанные с повышением производительности труда на основе его обобществления под командой капиталиста, возникали ещё на первых стадиях развития капитализма. Уже простая капиталистическая кооперация и мануфактура ослабили позиции мелкого производителя на товарном рынке. Но в полной мере преимущества кооперированного труда сказались лишь на стадии машинной индустрии.

Реальное подчинение труда капиталу усиливается благодаря тому, что машина, применяемая капиталистом, выталкивает из процесса производства замещаемых ею рабочих. Они попадают в число безработных, лишённых средств к существованию. Безработица — детище капиталистического машинного производства. Она позволяет капиталистам покупать рабочую силу по цене ниже её стоимости, усиливать эксплуатацию тех, кто работает, разъединять рабочих, подрывать их товарищескую солидарность, насаждать между ними нездоровую конкуренцию. Капитал, по выражению Маркса, превращает все средства развития производства в средства подчинения и эксплуатации непосредственного производителя.

Важнейшим моментом реального подчинения труда капиталу является превращение наёмного рабочего в придаток машины. Капиталист применяет машины как средство увеличения прибавочной стоимости. Поэтому он использует технические свойства машины так, как это выгодно ему. Вот почему в условиях господства капитала машина превращает рабочего в свой придаток, в придаток капитала. Это проявляется в следующем:

  • Капиталист может установить и устанавливает крайне напряжённый ритм работы машины, обрекая рабочего на изнурительный сверхинтенсивный труд.
  • Машина удлиняет рабочий день. Когда же рабочий день стал регулироваться государственным законодательством, капиталист стал принуждать рабочего к более интенсивному труду и сверхурочной работе.
  • Машина во многих случаях ведёт к деквалификации рабочих, упрощает трудовые функции по сравнению с ручным ремеслом и, главное, приспосабливает эти функции к работе механизма. Способности рабочего к труду ограничиваются. Он может оставить одного капиталиста и перейти к другому, но оторваться от фабрики вообще, от капитала он не может. Фабрично-заводской рабочий уже не может стать самостоятельным мелким производителем. Он не владеет искусством ремесленника, требующим длительной подготовки.

Этот элемент реального подчинения труда капиталу наблюдался уже в мануфактуре. Частичный рабочий оказывался неполноценным ремесленником в связи с его чрезмерно узкой специализацией. Но всё же это была специализация ручного ремесленного труда. Только машина окончательно порывает связь наёмного рабочего с ремесленным трудом, окончательно подчиняет труд капиталу.

Наконец, реальное подчинение труда капиталу неразрывно связано с тем, что крупное машинное производство превратило капиталистическую промышленность в ведущую отрасль общественного производства. Большие массы людей были оторваны от земли и сосредоточены в промышленных городах. Огромная часть трудоспособного населения оказалась в рядах наёмных рабочих в центрах непосредственного господства капитала. Капитал проник и в сельское хозяйство, создал капиталистическое земледелие, основанное на применении машин и на эксплуатации наёмного труда. Армия наёмного труда, реально подчинённого капиталу, пополнилась за счёт сельскохозяйственного пролетариата.

Таковы главные признаки реального господства капитала над трудом в отличие от формального подчинения труда капиталу.

3.3. Взаимосвязь реального и формального подчинения труда капиталу

Формальное подчинение труда капиталу является не только ранней формой, из которой исторически развивается реальное подчинение труда капиталу. Оно всегда остаётся фундаментом, основанием реального подчинения труда капиталу.

То обстоятельство, что реальное подчинение труда капиталу покоится на формальном, сказывается в различных явлениях. Реальное подчинение труда капиталу постоянно воспроизводит, порождает вновь такие формы зависимости труда от капитала, которые сами по себе не могут быть отнесены к формам реальной зависимости. Эти формы многообразны. Так, например, капиталистическая фабрика сохраняет и расширяет надомное производство, хотя последнее и утрачивает своё былое экономическое значение. «Кроме фабричных рабочих, мануфактурных рабочих и ремесленников, — писал К. Маркс, — которых капитал пространственно концентрирует большими массами и которыми он командует непосредственно, он с помощью невидимых нитей приводит в движение целую армию домашних рабочих, рассеянных в больших городах и в деревне» [4]. Капитал, подобно пауку, опутывает паутиной многосторонней зависимости ремесленников и кустарей, хотя они не являются наёмными рабочими в собственном смысле слова. Ремесленники и кустари часто выполняют различные заказы крупных предпринимателей, получают от них сырьё и сбывают им свои продукты, идущие на дальнейшую обработку. Капиталисты-торговцы и капиталисты-банкиры связывают мелких производителей, в том числе и крестьян, по рукам и ногам. Они эксплуатируют последних и как продавцов своих товаров, и как покупателей, и как должников, получивших денежную ссуду под залог земли, и обязанных выплачивать высокий процент и т. д.

Литература
[1]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 397.
[2]  В. И. Ленин. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов? . ПСС, изд. 5, т. 1, с. 177–179.
[3]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 346–347.
[4]  К. Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 23, с. 472.

Разделы: Политэкономия