Социализм

Социализм — первая фаза коммунистической формации, основывающаяся на общественной собственности на средства производства, но сохраняющая ещё остатки неравного права в том, что распределение производится по труду.

(Также словом «социализм» обозначаются учения, в которых в качестве цели и идеала выдвигается осуществление принципов социальной справедливости, свободы и равенства. В частности, термин «научный социализм» является синонимом научного коммунизма и обозначает составную часть теории марксизма — учение, раскрывающее историческую необходимость установления коммунистической формации. Однако в данной статье такое значение слова не рассматривается, об этом см. статью Социалистические учения).

1. Соотношение между переходным периодом, социализмом и коммунизмом

Социализм не следует путать с переходным периодом от капитализма к коммунизму, т. к. именно установлением социализма завершается такой период.

Социализм также не является отдельной общественно-экономической формацией, это именно первая фаза коммунизма, т. е. социализм уже является коммунизмом и имеет под собой такой же базис, как и высшая фаза коммунизма — общественную собственность на средства производства.

Коммунистическая формация в первой своей фазе предстаёт в том её виде, в каком она после долгих мук родов «…только что выходит как раз из капиталистического общества и… поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном сохраняет ещё родимые пятна старого общества. Соответственно этому каждый отдельный производитель получает обратно от общества за всеми вычетами ровно столько, сколько сам даёт ему…» [1]. Исторический генезис (происхождение) высшей фазы коммунизма иной: она представляет собой такой вид нового общества, которое развилось на собственной основе, т. е. сложилось на базе совершенствования экономических отношений социализма и уже вполне освободилось от следов капитализма.

Маркс и Энгельс употребляли слова «социализм» и «коммунизм» как синонимы, при этом выделяя первую и высшую фазы коммунизма, однако Ленин в «Государстве и революции» уже пишет о том, что первую фазу коммунизма «обычно зовут социализмом» [2].

По определению В. И. Ленина, социализм и высшая фаза коммунизма выступают «…ступенями экономической зрелости коммунизма» [3]. Различия между двумя фазами проявляются, прежде всего, в различиях уровней развития общественного производства и не сводятся только к способу распределения. Однако это различия в рамках единой общественно-экономической формации — коммунистической. Понятие коммунизма применимо к характеристике социализма, «поскольку общей собственностью становятся средства производства…». Но «…это не полный коммунизм», ибо «…на первой своей ступени коммунизм не может ещё быть экономически вполне зрелым…» [4].

Коммунизм в высшей фазе отличается от социализма (своей низшей фазы) прежде всего зрелостью, развитостью экономической основы новой общественно-экономической формации — производительных сил и производственных отношений. Это «…социалистическое общество в развернутом виде…» [5], «…высшая ступень социализма» [6]. Когда новая формация вполне созреет, социализм превратится в полный коммунизм.

2. Возникновение социализма

Социализм приходит на смену капитализму в силу объективных законов общественного развития путём революционного устранения капиталистического способа производства. Материальные предпосылки социализма в виде развития производительных сил и гигантского обобществления производства складываются при капитализме. Социалистическая революция разрешает основное противоречие капитализма — между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения — и обеспечивает соответствие производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил.

Построение социализма является результатом созидательной деятельности рабочего класса и всех трудящихся под руководством марксистско-ленинской партии — авангарда рабочего класса — во время переходного периода от капитализма к социализму. В отличие от всех других общественных систем, социализм возникает и утверждается не в результате стихийных процессов, протекающих в недрах предшествующего способа производства, а сознательно строится народными массами на основе познания и использования объективных законов его развития. Это отличие обусловлено тем, что коммунистическая формация — включая социализм как её первую фазу — впервые (после первобытнообщинного строя) ликвидирует эксплуатацию человека человеком (в то время как предыдущие формации лишь заменяли одну форму эксплуатации другой), поэтому внутри предыдущей, капиталистической формации создание «очагов» социализма невозможно (они будут неизбежно размываться, разрушаться окружающим их капитализмом, с которым они так или иначе должны будут взаимодействовать), социализм можно построить только в рамках всего общества в целом. Для этого и необходим переходный период.

3. Экономические основы социализма

Социализм устраняет частную собственность и эксплуатацию человека человеком, ликвидирует антагонизмы в общественном развитии, коренным образом изменяет характер и цель экономического прогресса. Социализм — общество, ориентированное на развитие человека. «На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех» [7].

Экономическую основу социализма составляет общественная собственность на средства производства, которые должны иметь адекватный социализму уровень. В. И. Ленин писал, что «единственной материальной основой социализма может быть крупная машинная промышленность, способная реорганизовать и земледелие» [8].

Социалистические производственные отношения, которые полностью господствуют в общественном производстве, обеспечивают быстрый и планомерный рост производительных сил. Утверждение общественной собственности коренным образом изменяет цель развития производства и способ его функционирования; стихийные силы анархии и конкуренции заменяются планомерной организацией экономических процессов; обеспечивается всеобщая занятость трудоспособного населения, каждому предоставляется работа в соответствии с его способностями, открывается широкий простор для развития личности.

При социализме экономические законы теряют роль стихийных регуляторов общественного производства (закон стоимости перестаёт действовать, т. к. само понятие стоимости исчезает вместе с рынком). Экономические законы сознательно применяются обществом в интересах неуклонного роста производства и использования преимуществ экономического строя социализма.

4. Распределение по труду

Из общественной собственности на средства производства следует общественная собственность и на продукт производства. При социализме трудящиеся выступают как коллективные собственники, как совладельцы, как целое, а не как сумма индивидов-собственников. Однако, условием потребления каждого из них выступает присвоение каждым части этого общего продукта, т. е. индивидуальная собственность на долю общественного продукта. А эти доли должны быть распределены между всеми членами общества.

Поскольку социализм — общественный строй, вышедший из капитализма, то труд при социализме ещё не стал для всех жизненной потребностью и находится ещё в лоне необходимости, а не свободы, кроме того, производство при низшей фазе коммунизма ещё остаётся относительно неразвитым и не обеспечивает полного изобилия материальных благ. Поэтому при социализме сохраняется необходимость материального стимулирования, а значит, учёта меры труда и меры потребления. Способом распределения той части общественного продукта, которая предназначена для личного потребления, при социализме является распределение по труду, мера индивидуального участия в потреблении совместно произведённого продукта.

«Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло. Соответственно этому каждый отдельный производитель получает обратно от общества за всеми вычетами ровно столько, сколько сам даёт ему. То, что он дал обществу, составляет его индивидуальный трудовой пай. Например, общественный рабочий день представляет собой сумму индивидуальных рабочих часов; индивидуальное рабочее время каждого отдельного производителя — это доставленная им часть общественного рабочего дня, его доля в нём. Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда. То же самое количество труда, которое он дал обществу в одной форме, он получает обратно в другой форме.
Здесь, очевидно, господствует тот же принцип, который регулирует обмен товаров, поскольку последний есть обмен равных стоимостей. Содержание и форма здесь изменились, потому что при изменившихся обстоятельствах никто не может дать ничего, кроме своего труда, и потому что, с другой стороны, в собственность отдельных лиц не может перейти ничто, кроме индивидуальных предметов потребления. Но что касается распределения последних между отдельными производителями, то здесь господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой.
Но один человек физически или умственно превосходит другого и, стало быть, доставляет за то же время большее количество труда или же способен работать дольше; а труд, для того чтобы он мог служить мерой, должен быть определён по длительности или по интенсивности, иначе он перестал бы быть мерой. Это равное право есть неравное право для неравного труда. Оно не признаёт никаких классовых различий, потому что каждый является только рабочим, как и все другие; но оно молчаливо признаёт неравную индивидуальную одарённость, а следовательно, и неравную работоспособность естественными привилегиями. Поэтому оно по своему содержанию есть право неравенства, как всякое право. По своей природе право может состоять лишь в применении равной меры; но неравные индивиды (а они не были бы различными индивидами, если бы не были неравными) могут быть измеряемы одной и той же мерой лишь постольку, поскольку их рассматривают под одним углом зрения, берут только с одной определённой стороны, как в данном, например, случае, где их рассматривают только как рабочих и ничего более в них не видят, отвлекаются от всего остального. Далее: один рабочий женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и так далее. При равном труде и, следовательно, при равном участии в общественном потребительном фонде один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и тому подобное. Чтобы избежать всего этого, право, вместо того чтобы быть равным, должно бы быть неравным.
Но эти недостатки неизбежны в первой фазе коммунистического общества, в том его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического общества. Право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества». [9]

Однако по труду при социализме распределяется лишь часть благ, а другая их часть (например, образование, здравоохранение, содержание нетрудоспособных) распределяются по потребности за счёт общественных фондов, и доля распределения по потребности растёт по мере продвижения общества к высшей фазе коммунизма.

5. Социализм и государство

Поскольку социализм — это, по определению, уже коммунизм, то он является бесклассовым обществом, и поэтому при социализме отсутствует подавление одного класса другим, следовательно, должно отсутствовать и государство — аппарат такого подавления, который должен отмереть, подвергнуться «засыпанию» ещё на этапе переходного периода от капитализма к социализму, вместе с исчезновением классов. Это не означает, что при социализме вообще отсутствуют органы управления обществом — органы общественного самоуправления существуют, но они не являются политическими, они заняты управлением производством, а не людьми. В связи с инерционностью форм общественных отношений по отношению к их содержанию, внешняя форма этих органов самоуправления может напоминать старые, государственные органы управления, но сущность их другая. Одной из важных функций таких органов при социализме является контроль над мерой труда и мерой потребления, защита распределения по труду — остатка неравного права, до тех пор, пока оно не будет полностью сменено распределением по потребностям.

6. Был ли социализм в СССР?

Дискуссионным является вопрос о том, был ли построен социализм в СССР. Несмотря на официальные декларации о построении в СССР социализма, нам представляется более правильной точка зрения, что в СССР не был завершён переходный период от капитализма к социализму, т. к. несмотря на отсутствие частной собственности на средства производства и плановую экономику, государственная собственность ещё не стала в полной мере общественной, поскольку управление ей осуществлялось узким слоем управленцев, а не самими широкими массами трудящихся (хотя по большей части и в интересах этих масс). С другой стороны, мы считаем неверной и ту точку зрения, что в СССР был лишь так называемый «государственный капитализм», т. к. не существовало класса, который бы присваивал прибавочную стоимость. Таким образом, неверно и утверждение, что «в СССР не было социализма». Мы считаем, что социализм в СССР находился в процессе становления, «родов», т. е. в СССР происходил именно переход от капитализма к социализму, который, к сожалению, не был завершён — «ребёнок умер при родах».

Литература
[1]  К. Маркс. Критика Готской программы. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 19, с. 18.
[5]  В. И. Ленин. Седьмой экстренный съезд РКП 6–8 марта 1918 г. Выступления против поправки Бухарина к резолюции о программе партии 8 марта. ПСС, изд. 5, т. 36, с. 65.
[6]  В. И. Ленин. Интервью корреспонденту «Манчестер Гардиан» А. Рансому. Первый вариант. ПСС, изд. 5, т. 45, с. 263.
[7]  К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 4, с. 447.
[8]  В. И. Ленин. III конгресс Коммунистического Интернационала 22 июня — 12 июля 1921 г. 1. Тезисы доклада о тактике РКП. ПСС, изд. 5, т. 44, с. 9.
[9]  К. Маркс. Критика Готской программы. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 19, с. 18–19.

Разделы: Научный коммунизм Неоконченное