Буржуазия

Буржуазия (франц. bourgeoisie, от позднелат. burgus — укреплённый город), господствующий класс капиталистического общества, являющийся собственником средств производства и существующий за счёт эксплуатации наёмного труда. Источник доходов буржуазии — присвоение прибавочной стоимости, создаваемой наёмным трудом рабочих.

Буржуазия зародилась ещё в недрах феодального общества. Первоначально капитал как стоимость, приносящая прибавочную стоимость, проявил себя в сфере торговли. Одновременно развивался и денежный капитал. «Из крепостных средневековья вышло свободное население первых городов; из этого сословия горожан развились первые элементы буржуазии» [1]. Формирование нового класса шло из наиболее богатых цеховых мастеров, торговцев, деревенской верхушки и феодальных элементов. По мере развития промышленности, торговли и мореплавания буржуазия постепенно сосредоточивала в своих руках всё возрастающие массы богатства и денежного капитала. Становление буржуазии как класса связано с эпохой так называемого первоначального накопления капитала; содержанием этого процесса являлись экспроприация у широких народных масс земли и орудий труда, колониальные грабежи и захваты. Тем самым были созданы условия для развития капиталистического способа производства: образование массы свободных от личной зависимости и лишённых средств производства наёмных рабочих и сосредоточение капитала в руках буржуазии.

Первоначальное накопление создало предпосылки для развития крупной промышленности, явившейся экономической основой установления господства буржуазии и формирования её как класса. На смену ремесленным цехам пришла мануфактура, а затем в результате промышленного переворота и крупная машинная промышленность.

Развитие капиталистического производства делало необходимым для буржуазии устранение политического господства феодалов. Стремясь покончить с феодальной раздробленностью и ограничениями, буржуазия возглавила в своих классовых интересах движение народных масс против феодализма. В результате буржуазных революций, которые в развитых странах Западной Европы произошли в 16–18 вв., а в ряде стран — позднее, буржуазия пришла к власти, стала господствующим классом. В. И. Ленин выделяет в развитии буржуазии как класса три исторических эпохи: первая (до 1871) — эпоха подъёма и полной победы буржуазии; вторая (1871–1914) — эпоха господства и начала упадка буржуазии; третья эпоха — эпоха империалистических потрясений, когда «буржуазия из подымающегося передового класса стала опускающимся, упадочным, внутренне-мёртвым, реакционным» [2].

Когда буржуазия была революционной силой, она сыграла исторически прогрессивную роль, т. к. под её руководством был ликвидирован феодализм и возник более передовой по сравнению с ним капиталистический способ производства. Буржуазные революции способствовали развитию идей просвещения и науки с её критическим мышлением, отвергающим всякий догматизм. Была разрушена вековая обособленность мелкого производства, происходило обобществление труда, следствием которого был рост его производительности. Детищем капиталистической индустриализации явился новый класс — пролетариат. Буржуазия создала крупную промышленность и всемирный рынок. «Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые» [3].

Темпы формирования буржуазии и степень её влияния в разных странах были различны. Ф. Энгельс писал: «В то время как в Англии с XVII века, а во Франции с XVIII века образовалась богатая и могущественная буржуазия, в Германии о буржуазии можно говорить лишь с начала XIX века» [4]. С развитием буржуазного общественного строя всё острее становилось противоречие между общественным характером производства и частным присвоением. Концентрация производства, рост его масштабов — результат концентрации и централизации капитала, сосредоточения огромных богатств в руках и под контролем всё более узкой верхушки класса буржуазии. Процесс этот ускорялся периодическими кризисами перепроизводства. На его основе к началу 20 в. завершилось превращение свободной конкуренции в монополию и вместе с тем формирование монополистической буржуазии как господствующего слоя буржуазного общества.

С развитием капитализма и особенно с переходом его в стадию империализма коренным образом меняется историческая роль буржуазии. Она превращается в главный тормоз общественного прогресса. Реакционная роль буржуазии проявляется особенно остро в период общего кризиса капитализма. На её развитие всё большее влияние оказывают не только внутренние противоречия самого капитализма, но и общий ход мировой истории: победа Великой Октябрьской социалистической революции, впервые показавшей, что свержение диктатуры буржуазии практически возможно; свержение буржуазии в ряде стран и образование мировой системы социализма; распад и крушение колониальной системы империализма; рост неустойчивости капиталистической системы мирового хозяйства.

Империализм несёт глубокие изменения в структуре и расстановке сил внутри класса буржуазии. По своему экономическому положению буржуазия никогда не была едина. Всегда существовали крупные и средние буржуа, более богатые и менее богатые. По сферам приложения капитала буржуазия делилась на промышленную, торговую, банковскую, сельскую и т. п. В те или иные периоды различные группы буржуазии играли неодинаковую роль в системе буржуазного государства. Однако преобладающее влияние, как правило, оставалось за крупным капиталом.

По своему экономическому положению буржуазия подразделяется на крупную (монополистическую и немонополистическую) и среднюю. (Однако мелкая буржуазия представляет собой особый класс мелких собственников, занимающий промежуточное положение между основными классами в капиталистическом обществе — буржуазией и пролетариатом; для неё характерны наличие незначительной частной собственности на средства производства и личный (семейный) труд. Отличие мелкого буржуа от рабочего состоит прежде всего в том, что первый владеет средствами производства, а второй лишён их. Мелкая буржуазия зависит от крупного капитала, постоянно разоряется и вытесняется в ряды пролетариата).

Общим для всех слоёв и групп буржуазии была и остаётся капиталистическая собственность на средства производства и противоположность капитала наёмному труду. Каждый капиталист заинтересован в повышении эксплуатации не только «своих» рабочих, но и рабочего класса в целом. В конечном счёте прибыль каждого капиталиста — это его доля во всей массе прибавочной стоимости, произведённой рабочим классом. Однако это не только не снимает, но и предполагает противоречия и борьбу между отдельными капиталистами и группами капиталистов как в национальном, так и в международном масштабе. Эти противоречия вызваны стремлением любой ценой увеличить свою долю при дележе прибавочной стоимости, что проявляется в форме ожесточённой конкурентной борьбы, доходящей, если дело идёт о международных масштабах, до применения вооружённой силы. Как указывал Ленин, «…при капитализме невозможна иная основа, иной принцип дележа, кроме силы» [5].

Господствующее положение в экономике капиталистического общества занимает крупная буржуазия, представляющая собой в эпоху империализма монополистическую буржуазию — финансовую олигархию. Она сосредоточивает в своих руках подавляющую часть общественного производства и господствует над другими классами и над немонополистической буржуазией.

В период созревания капиталистического способа производства и на начальной стадии его развития решающую роль играл купеческий и ростовщический капитал. В условиях развитого капитализма на его домонополистической стадии господствовал промышленный капитал. Для империализма же характерно господство финансового капитала — качественно новой формы капитала. В ходе развития финансовый капитал распространяет своё господство на все сферы капиталистической экономики — производство, обращение, кредит. Монополия и вырастающий из неё финансовый капитал пронизывают все стороны экономической, политической и духовной жизни капиталистического общества.

Финансовый капитал персонифицируется в финансовой олигархии, которая, опираясь на свою совокупную экономическую мощь, захватывает ключевые позиции в хозяйстве и овладевает большей частью национального богатства страны. Ленин указывал, что в обстановке товарного производства и частной собственности хозяйничание монополий неизбежно превращается в господство финансовой олигархии. Представляя собой самую верхушку капиталистического класса, выросшую из крупной буржуазии на почве свободной конкуренции, финансовая олигархия вместе с тем является новым слоем буржуазии, которого не знали предыдущие эпохи.

В условиях домонополистического капитализма господствующей формой собственности была индивидуально-капиталистическая. Прибыль на капитал в основе своей образовывалась из прибавочной стоимости, производимой на предприятии или предприятиях данного индивидуального капиталиста, и корректировалась законом средней нормы прибыли. Потребность в огромных капиталах, необходимых для создания крупнейших предприятий, породила акционерную форму, которая даёт возможность сосредоточить в одних руках массу индивидуальных капиталов и свободных денежных средств. Наряду с индивидуальной капиталистической собственностью и над ней появляется коллективная капиталистическая собственность.

Господство финансовой олигархии ещё более усиливается с перерастанием монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм. Этот процесс вызывается не только неуклонно усиливающейся концентрацией и централизацией капитала и ростом монополий. Он ускоряется в результате тех трудностей и противоречий, которые переживает капитализм в эпоху общего кризиса. Сращивание банков с промышленностью дополняется сращиванием с государством. Капиталистическое огосударствление совершается в интересах монополистической буржуазии и в первую очередь финансовой олигархии. В условиях государственно-монополистического капитализма она получает возможность распоряжаться не только чужими капиталами и денежными средствами, аккумулированными в виде акций и других ценных бумаг, но и значительной частью государственного бюджета, за счёт которого идёт финансирование заказов. Перераспределение национального дохода через бюджет в виде государственных заказов на основе монопольных цен — также один из методов присвоения монополистической сверхприбыли.

Финансовая олигархия представляет собой чрезвычайно узкий круг лиц даже в составе самой буржуазии, кучку миллионеров и миллиардеров, захвативших в свои руки подавляющую часть национального богатства капиталистических стран. В эпоху империализма, и в особенности в условиях государственно-монополистического капитализма, произошло почти полное стирание различий между отдельными группами финансовой олигархии по сферам приложения капитала. Финансово-монополистические группы охватывают промышленность, транспорт, банки, страховое дело и торговлю. К финансовой олигархии непосредственно примыкает верхушка правящего правительственного аппарата, партийно-политическая элита буржуазных, а иногда и реформистских партий, высшая военная каста. Это прямое следствие переплетения и сращивания монополий с государством.

Монополистический капитал порождает специфический социальный слой современного капиталистического общества — высший слой управляющих капиталистическими предприятиями (менеджеров). Появление и рост этой группы тесно связаны с передачей капиталистами непосредственного управления производством служащим. Процесс отделения собственности на капитал от функций управления носит двойственный характер. С одной стороны, он представляет собой результат растущего разделения труда, особенно в низших звеньях сферы управления, а с другой — отражает паразитизм, загнивание капитализма. «Капитализму, — писал Ленин, — вообще свойственно отделение собственности на капитал от приложения капитала к производству, отделение денежного капитала от промышленного, или производительного, отделение рантье, живущего только доходом с денежного капитала, от предпринимателя и всех непосредственно участвующих в распоряжении капиталом лиц. Империализм или господство финансового капитала есть та высшая ступень капитализма, когда это отделение достигает громадных размеров» [6].

Объективный процесс отделения функций собственности на капитал от функций управления нашёл апологетическое истолкование в буржуазной политической экономии и социологии, выдвинувшей концепцию «революции управляющих», упадка роли собственников капитала и возвышения технократии, якобы играющей решающую роль в принятии решений, на характер которых будто бы защита интересов самих капиталистов и стимул получения максимальной прибыли уже не оказывают решающего влияния. В действительности никакой «революции управляющих» не произошло, ибо передача функций управления менеджерам не меняет характера капиталистических производственных отношений. Менеджер управляет доверенным ему капиталом в интересах извлечения прибыли для капиталиста-собственника и может быть уволен как любой другой служащий.

За монополистической верхушкой буржуазии идёт немонополистическая крупная и средняя буржуазия. Ленин указывал, что «чистый империализм без основной базы капитализма никогда не существовал, нигде не существует и никогда существовать не будет» [7]. Устремляясь в наиболее прибыльные отрасли, монополистический капитал оставляет относительно широкое поле деятельности для немонополистической буржуазии в остальных отраслях производства. Однако, не выдерживая конкуренции со стороны крупной монополистической буржуазии, и средняя буржуазия попадает к ней в зависимость.

Буржуазия осуществляет свою диктатуру через государство с его чиновничьим и военным аппаратом, полицией, судом и тюрьмами, через политические партии и различные общественные организации. Как правило, в капиталистической стране, сохраняющей традиционные учреждения буржуазной демократии, имеется несколько партий буржуазии. Выражая интересы отдельных групп буржуазии, они ведут между собой нередко ожесточённую борьбу за власть. Но по существу все они отстаивают одну программу — сохранение капитализма и эксплуатации трудящихся, диктатуру буржуазии как класса. Как показывает исторический опыт, среди господствующих кругов финансового капитала имеется тенденция к тоталитаризму, к установлению фашистских и военных диктатур. Однако эта тенденция наталкивается на возрастающее сопротивление трудящихся классов, ведущих борьбу за демократию. К тому же тоталитарный режим проявляет тенденции отстранять от политической власти значительные группы буржуазии, доводя до крайней степени слияние государственного аппарата с горсткой представителей финансовой олигархии. Вот почему буржуазия при отсутствии серьёзных политических кризисов и глубоких социальных потрясений предпочитает сохранение многопартийной системы и парламентского режима, обеспечивающих более широкую политическую базу для буржуазного общественного строя.

Монополистическая буржуазия проводит агрессивную внешнюю политику, усиливает гнёт и ограбление широких слоёв населения, выступает в качестве мирового эксплуататора и жандарма, является главным оплотом реакционных сил, инициатором гонки вооружений и душителем демократии, непримиримым врагом освободительных движений. По мере усиления власти и гнёта монополистической буржуазии интересы и политика кучки монополий всё более приходит в противоречие с интересами не только рабочего класса, но и других слоёв капиталистического общества, что создаёт предпосылки для объединения всех демократических сил под руководством рабочего класса и его революционной партии.

В целом, в мировом масштабе, буржуазия стала классом, уходящим в прошлое. В центре эпохи в качестве восходящего класса со времени Великой Октябрьской социалистической революции стоит рабочий класс. Однако в ряде стран, где сохранились докапиталистические социальные структуры — родоплеменные отношения, остатки рабства и феодализма — буржуазия ещё может сыграть известную роль в развитии производительных сил.

В развивающихся странах сложилось две группы буржуазии — национальная и компрадорская. Последняя связана с иностранным монополистическим капиталом и феодально-помещичьей верхушкой в своей стране, служит проводником интересов иностранного капитала, препятствует борьбе своих народов за национальную и экономическую независимость. Национальная буржуазия, страдая от иностранного и компрадорского капитала, занимает, как правило, прогрессивные позиции в борьбе с международным империализмом, поддерживает национально-освободительное движение и народные революции.

В ряде освободившихся стран национальная буржуазия превратилась из угнетаемой и притесняемой в господствующий класс, наделённый политической властью и соответствующими экономическими привилегиями. Опираясь на государственную власть, национальная буржуазия смогла противопоставить на внутреннем рынке и в рамках мирового капиталистического хозяйства национальные и свои классовые интересы международному монополистическому капиталу. Но, предпринимая определённые шаги по пресечению неоколониалистских происков империалистических монополий, национальная буржуазия в то же время прибегает к их содействию в экономическом развитии и борьбе за упрочение своего классового господства. Непостоянство и противоречивость классовой позиции национальной буржуазии связаны также с усилившимися процессами внутриклассовой дифференциации — экономическим расслоением и изменением её социального лица. Крупная и средняя национальная буржуазия подходит по-разному к использованию иностранного капитала, экономическим и социальным реформам, к проблеме демократических преобразований.

Борьба за прибыли, за самостоятельное капиталистическое развитие, развёртывающаяся между национальной буржуазией и иностранным монополистическим капиталом, приводит в ряде случаев к вытеснению последнего из национальной экономики. Одновременно происходит рост противоречий и назревание конфликтов в отношениях между местными монополиями с остальной массой национальной буржуазии.

В освободившихся странах развивается социальная дифференциация. Обостряется конфликт рабочего класса, крестьянства, других демократических сил, в том числе патриотически настроенных слоёв мелкой буржуазии, с империализмом и силами внутренней реакции, с теми элементами национальной буржуазии, которые всё более склонны идти на сговор с империализмом.

Логика развития буржуазии как класса подтвердила гениальный прогноз К. Маркса относительно неизбежности вырождения и гибели буржуазной цивилизации. Этот класс вышел на историческую арену как экспроприатор чужой собственности, развивался и укреплялся на основе её внеэкономической и экономической экспроприации. Его верхушка всё больше изолирует себя, превращаясь во враждебную силу всего общества, закрывая для него перспективу прогресса. Неизбежным выходом поэтому становится социалистическая революция, которая экспроприирует экспроприаторов. Впервые в истории класс буржуазии был ликвидирован в СССР в результате Великой Октябрьской социалистической революции.

Литература
[1]  К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 4, с. 425.
[2]  В. И. Ленин. Под чужим флагом. ПСС, изд. 5, т. 26, с. 145–46.
[3]  К. Маркс и Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 4, с. 429.
[4]  Ф. Энгельс. Конституционный вопрос в Германии. К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. соч., изд. 2, т. 4, с. 48.
[5]  В. И. Ленин. О лозунге Соединённых Штатов Европы. ПСС, изд. 5, т. 26, с. 353.
[6]  В. И. Ленин. Истинные интернационалисты: Каутский, Аксельрод, Мартов. ПСС, изд. 5, т. 27, с. 56–57.
[7]  В. И. Ленин. Доклад о партийной программе 19 марта [VIII съезд РКП 18–23 марта 1919 г.]. ПСС, изд. 5, т. 38, с. 151.

Разделы: Научный коммунизм Политэкономия


Паразитологии в москве топ 15 инфекционистов паразитологов. . social studies homework help